Перейти к содержимому


* * * * * 2 Голосов

Французские Каникулы


Сообщений в теме: 31

#1 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 30 Июнь 2011 - 20:38

Название: Французские каникулы (рабочее)
Автор: Элек3х
Фандом: Пост ACII, Вселенная Assassin's Creed
Тип: джен, гет
Герои: Дезмонд Майлз/Люси Стиллман, Антуан Грей
Рейтинг: R->NC-17
Жанр: general, drama,romance, adventure, action
Размер: миди
Состояние: в процессе
Предупреждения: AU, может быть OOC, спойлеры по всем частям, смерть второстепенных и не очень персонажей, будет (нескоро) lemon
Исторические события: Французская революция (фон) и другие (остальные допишу позже, когда всё будет точно ясно и определено – фиг знает, как там повернётся)
Исторические личности: Наполеон Бонапарт и другие (аналогично)
Дисклаймер: Вселенная – Ubisoft, сюжет – Истории. Однако и своё авторство было б неплохо сохранить
Размещение: только с моего согласия и с ссылкой на источник



От автора: Основано на моём самом первом фике под названием "Чуть перестраховки", написанном на конкурс на этом форуме "Каким Вы представляете себе третьего Ассасина?" или типа того.
Обновлений часто и много не ждите! На этот момент уже написано первые две части, ну буду выкладывать понемногу, если понравится)


И главное.

Please review!)


Сообщение отредактировал Элек3х: 30 Июнь 2011 - 20:39


#2 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 30 Июнь 2011 - 20:41

I



Лёгкое движение левой рукой, несколько секунд ожидания – пока осядет пыль – и Эцио несётся к Чезаре. Сзади слышится грохот, в сторону летят комья земли, но ассасин не замечает этого, он видит лишь спину врага, ярко красный плащ. В последнюю секунду что-то заставляет Чезаре резко повернуться и он лицом к лицу сталкивается с ассасином.
- Ты?! – он еле успевает задержать руку Эцио, конец лезвия почти упирается тамплиеру в шею. – Как ты нашёл меня?
Окружающий мир мерцает, слышится неравномерно нарастающий гул, и сквозь него к Дезмонду прорываются лишь обрывки фраз Эцио:
- Марио Аудиторе, помнишь?
Чезаре скалится – и в этот момент где-то совсем рядом слышится грохот, и их раскидывает в разные стороны. Поле боя, красная пыль, французские и испанские солдаты, чьи-то трупы – всё это медленно исчезает, растворяется, звуки пропадают, и Дезмонд понимает, что его насильно вытаскивают из Анимуса.
Ещё не до конца очнувшись от воспоминаний, он спрашивает:
- Какого..? Что случилась?
- Наши планы… поменялись, - откуда-то издалека слышится женский голос, и Дезмонд с трудом открывает глаза. Над ним склонилась Ребекка, чуть подальше, сложив руки на груди, стоит Люси.
- Думаю, он уже вполне в состоянии воспринимать чужую речь.
- Отлично. Итак, Дезмонд, пожалуйста, внимательно послушай меня. Мне очень жаль, что приходится вот так вот отрывать тебя от воспоминаний Эцио, но мы… - она выдерживает небольшую паузу, - летим в Париж.
- Что?.. Не понял… Ку… Постой. Зачем?
- Дело в том, что одна из наших групп в Париже сумела склонить к сотрудничеству некоего Винсента Бонапарта, потомка самого Наполеона…
- А я, вместо того, чтобы находиться в эпицентре исторических событий, сижу с Вами! Я бы мог увидеть…
- Шон, следи за дорогой! В общем, они посадили его в Анимус. Как известно, у Наполеона была Частица Эдема – и теперь мы знаем, где она!
- Постой, Люси… Не надо так громко, прошу – у меня почему-то болит голова.
- О, боги! Дезмонд! Ты что, не понимаешь, что мы можем посмотреть воспоминания Наполеона Бонапарта. Мы. Можем. Посмотреть. На то, что случилось во времена Великой Французской Революции, как он всё-таки добился такого ошеломляющего успеха при Тулоне, почему не смог взять Акру, как он пришёл к власти…
- Шон! Дезмонду плохо!
Он издал неопределенный звук и вернулся к рулю, что-то недовольно бормоча.
- Прости, Дезмонд, но дело действительно срочное. У нас на хвосте, вполне возможно, сидят тамплиеры, и потому надо действовать быстро. Сейчас мы снова погрузим тебя в воспоминания одного из твоих предков – конечно, очень маловероятно, что мы сумеем быстро найти необходимую информацию но, тем не менее, попробовать стоит. Ещё раз прости…
Он хотел что-то сказать, и Люси замерла, но он передумал, махнул рукой и кивнул Ребекке. Стены фургона медленно начали растворяться, и он снова медленно погрузился в воспоминания…

#3 Denisio da vene

    Рекрут


  • Новичок
  • 19
  • 72 сообщений

Отправлено 30 Июнь 2011 - 21:15

Элек3х как всегда на высоте. Я рад, что вы решили расширить это произведение, ведь идея существования ассассинов и их влияние на развитие французской революции и истории очень интересно. Желаю вам творческих успехов, вдохновения и радовать читателей новыми фанфиками.

#4 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 01 Июль 2011 - 11:28

Denisio da vene, хм. спасибо) Давно мечтал расширить - только вот подобрался)

#5 Magistr

    Журналист


  • Оператор Анимуса
  • 3 479
  • 6 258 сообщений

Отправлено 02 Июль 2011 - 23:54

Ну начало положено! И начало отличное)))) Думаю с интересом буду читать дальше.

З.Ы. Ну и пару замечаний: Винсент какое-то странное имя для француза, да и фамилию Бонапарт он вряд ли бы носил))) столько времени прошло ведь... И в диалогах немного начинаешь путаться кому какая реплика принадлежит))

#6 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 07 Июль 2011 - 20:28

Просмотр сообщенияMagistr (3.7.2011, 0:54) писал:

Ну начало положено! И начало отличное)))) Думаю с интересом буду читать дальше.

Grazie) Вот вам и прода)

Просмотр сообщенияMagistr (3.7.2011, 0:54) писал:

З.Ы. Ну и пару замечаний: Винсент какое-то странное имя для француза, да и фамилию Бонапарт он вряд ли бы носил))) столько времени прошло ведь... И в диалогах немного начинаешь путаться кому какая реплика принадлежит))

Вообще хз... Я помню, что когда-то где-то читал или смотрел, что потомок Бонапарта носит его фамилию. Когда писал - облазил весь инет, дабы найти инфу о Бонапартах сейчас... Но нифига. Большинство ветвей оканчиваются началом XX, дальше потомков нет... как будто, что странно. Но он точно есть, ибо я помню, что где-то видел инфу)
А Винсент - я специально смотрел список самых популярных французских имён, и оно там - на первых местах)

Та-дам?)

Тепло материнских колен.
Антуан почти калачиком свернулся на её руках, его охватывает полудрёма – но он и не собирается сдаваться сну, и, несмотря на жар, исходящий от камина, на тихое, убаюкивающее шуршание газеты, которую читает папа, на спокойную, усыпляющую колыбельную мамы, он не закрывает глаза. Чтобы бороться со сном, он твёрдо бросает старшему брату (хотя какому старшему? он родился всего-то на пару лет раньше его!), тоже устроившемуся здесь, в гостиной:
- Нет, я не хочу спать! – и поворачивается к матери. – Мам, а почему… почему… почему мы – Греи?
Она начинает говорить, и её мягкий голос уносит его из реальности, погружает в пучины сна. Последнее напряжение, попытка услышать её речь – и он засыпает, причмокивая во сне, чувствуя себя в безопасности и комфорте.


Тихий голос отца.
Он что-то говорит уже около часа, делая акценты на каких-то словах, приводя примеры, даже показывая маленькому Антуану какие-то вещи. Но Антуан не может так долго сидеть на одном месте, он уже давно понял, что имеет в виду отец и, вконец заскучав, он решается на дерзость – перебивает отца:
- Papa, я тебя понял. Пошли уже на площадку.
Отец внимательно смотрит на сына и кивает. Тот с радостью вскакивает с места и бежит сначала наверх, забрать из своей комнаты деревянный меч и позвать брата на бой, а затем они, уже вместе с Николасом, выбегает во двор – и начинается драка. Сверху, с балкона, за ними следит отец, изредка подавая голос – чтобы подбодрить одного из них, указать на ошибки другого, похвалить или поругать братьев. Внезапно Антуан пропускает удар и палка больно бьёт его по ноге. Отец, с лёгкостью перемахнув через невысокую решётку балкона, спрыгивает на землю и быстрым шагом направляется к ребятам. Его длинные пальцы почти невесомо пробегает по всей ноге Антуана, и отец облегчённо вздыхает: никаких серьёзных повреждений нет. Он с улыбкой встаёт, смотрит в ярко-голубые глаза мальчика, сейчас наполненные лёгким испугом, и объявляет:
- Ничего, герой, до свадьбы заживёт. А ты, Николас, - обращается он к мальчику¸ стоящему в стороне, - больше не смей калечить брата.
- Да, - с облегчением выдыхает он, осознав, что, похоже, никакой взбучки не будет. Он подходит к Антуану и подаёт ему руку, помогая подняться с земли. – Прости, - шепчет он, и Антуан, конечно же, принимает его извинения.
А как же может быть иначе?

Гордость.
Он принимает из рук отца этот чудесный дар – широкий металлический браслет с длинным скрытым клинком. Теперь он – ассасин! Ему всего 14 лет, и это величайшая честь для него – и он понимает это. Он сидит с другими взрослыми за большим столом почти до полуночи, имеет право вмешиваться в их разговоры, пробует вино и пирожные, которые раньше давали только по праздникам. Всего от одной рюмки он быстро хмелеет и, кажется, несёт какую-то чушь – но все смеются вместе с ним, и он счастлив.

Ярость.
Меч пробивает одного из крестьян насквозь, кончик его выходит с другой стороны, и на грязной рубахе этого молодого парня – он всего на пару лет постарше Антуна – расплывается красное пятно. Антуан сбрасывает тело с длинного лезвия ногой и делает выпад навстречу другому бунтовщику. Сильный удар с лёгкостью переламывает виллы, а следующий – прямо в горло – заставляет противника, захлслуживающегося собственной кровью, осесть на пол.
Он выбегает в коридор и видит, что в его противоположном конце, в луже собственной крови лежит его мама. Она уже мертва – её голова вывернута под неестественным углом, а глаза пусты и безжизненны. Внезапно на лестнице со второго этажа появляется папа, он, кажется, что-то кричит, бежит по лестнице, спотыкается – и тут удар косы настигает его. Острое лезвие входит в его тело сверху, около шейных позвонков, заставляет его опуститься на колени, а затем, после ещё одного удара – на этот раз ногой, от высокого, сильного крестьянина – упасть лицом вниз и проехаться по лестнице. Его кровь заливает красную ковровую дорожку и красный паркет, и Антуан бросается вперёд… Он успевает убить ещё троих, прежде чем его хватают и связывают…

- …Дезмонд! Дезмонд!
- Чёрт… Постойте, я хочу увидеть…
-У нас нет времени, а дел ещё много, - она рывком поднимает его из Анимуса и твёрдо заявляет: - Тебе надо переодеться.
- Я бы и от душа не отказался…
- Посмотрим… Если за нами нет слежки, то, возможно, мы здесь и останемся. В противном случае нам сначала придётся сбросить хвост и лишь потом разделиться.
Машина мягко останавливается, хлопает передняя дверь, и Шон выпускает Люси, Дезмонда и Ребекку из фургона.
- Где мы?
- Маленький провинциальный итальянский городок. Здесь есть супермаркет, и это главное, что нас интересует.
- Значит так, - начинает Ребекка, - деньгами здесь заведую я, и их у нас не так много. Больше всего – аж целых 300 евро! – я выделяю Люси с Дезмондом, так как именно они полетят в Париж и им нужна маскировка и что-нибудь в дорогу.
- Что? – Шон поперхнулся. – Нет! Я хочу в Париж! Это… это моя мечта! Я хочу посмотреть на воспоминания Наполеона Бонапарта, хочу пообщаться с Бернардом…. И сам Париж посмотреть. Почему вы вдвоём?
- Потому что! Историк там уже есть, этот Бернард специализируется на истории Франции, техник – тоже… Как её зовут?
- Софи, кажется…
- Да, Софи. А вот никаких… бойцов там нет. Они, конечно, вдвоём неплохо подготовлены, но их специализация всё-таки в другом. Так что мы с Дезмондом им необходимы.
- Ладно ты, но зачем Дезмонду-то тащиться в Париж? У него самого спроси, хочет ли он в Париж… Хочешь?
- Ээээ…
- Вот видишь! Этот... город может… вызывать у него плохие воспоминания…, ведь именно там его Абстерго схватило в плен!
- Шон, заткнись. Ты никуда не поедешь.
- Люси, я тебе это припомню.
- Но Шон…
- И тебе, Ребекка! Вот попроси у меня в следующий раз плеер! – историк со злостью взмахнул руками и, заложив руки за голову, принялся нарезать круги вокруг фургона.

Пока они пробирались по супермаркету, Люси тихо объясняла, почему их планы так внезапно поменялись.
- Итак, как ты уже понял, наша группа в Париже сумела посмотреть воспоминания Наполеона Бонапарта и, таким образом, они узнали, где Частица Эдема. Эти частицы – наша цель. Если у нас будет хоть одна из них, мы получим огромное преимущество перед Абстерго…
- Постой. Если у Наполеона была Частица, то почему же он всё-таки проиграл в результате?
- Дело в том, что один из твоих предков – этот самый Антуан Грей, обрывки воспоминаний которого ты только что видел, - отобрал у него Частицу… И Наполеон не сумел возвратить её, хотя чётко знал местоположение. На всякий случай нам его пока не сообщили – сообщат, когда прибудем во Францию и встретимся с той группой. Наша задача – эту Частицу достать. Всё-таки, двух людей для такой задачи недостаточно. Я выбрала именно тебя, во-первых, чтобы, на случай, если Шона с Ребеккой всё-таки схватят, ты остался в безопасности, а во-вторых, так как сам Антуан Грей Частицу и прятал, именно он знает все возможные ловушки. Так что, если мы где-либо застрянем, то ты нам поможешь. Анимус там есть… хоть и хуже, чем у Ребекки. Только ей не говори, а то ещё загордится, - Люси чуть приподняла уголки губ.
- А если нас схватят в аэропорту? Тамплиеры же наверняка перекрыли все выходы из страны.
Она усмехнулась:
- У нас есть знакомый лётчик - как раз на такой случай.

Please review!)



#7 Magistr

    Журналист


  • Оператор Анимуса
  • 3 479
  • 6 258 сообщений

Отправлено 16 Июль 2011 - 09:29

Плюсую :) Тебе похоже действительно надо задуматься над карьерой сценариста :D С удовольствием ходил бы на твои фильмы, Саш!

#8 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 16 Июль 2011 - 13:28

Magistr, кгхм... *смутившись* Может быть xDD
Grazie) Рад, что понравилось)

#9 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 03 Август 2011 - 20:53

А, к чёрту. Кину всё, что есть на данный момент)

II.



Ранним утром 27 июля 1789 года небольшая деревушка неподалёку от Руана (та самая, где находилось поместье Греев) уже проснулась. Утро ещё не победило ночь окончательно и бесповоротно, но уже было ясно, что битва проиграна: свет уверенно наступал на тень, заливая ещё несмелыми, серыми лучами широкое поле, крыши деревенских изб и купол небольшой церквушки. В её небольшом помещении собралась почти вся деревня, хотя колокола, возвещавшие о начале службы, ещё не прозвучали. В основном преобладало мужское население, однако было и несколько женщин с детьми – они стояли в сторонке. Новости из Руана, где 24 числа произошло восстание, уже успели дойти до крестьян, и именно этим новостям и было посвящено собрание. Напряжение стояло в воздухе ещё с позавчерашнего утра, когда старший сын Греев, Николас, поехал в Руан за новостями. Было ясно, что бунты происходят по всей стране, и отношения между Греями и их крестьянами, ранее достаточно нейтральные, стали куда напряжённее. Вчера, поздним вечером, Николас вернулся, и они, запершись с отцом в его кабинете, о чём-то долго говорили. Один из крестьян подслушал их разговор, но, видимо, что-то не так понял – или нафантазировал… Как бы то ни было, он пробежал почти по всей деревне и наказал крестьянам собраться завтра в церкви до утренней мессы. Сейчас именно он и вещал собравшейся толпе:
- Послушайте! Если мы не выступим первыми, тогда они – подавят нас! Уже собирается группа дворян, которые хотят собрать войска, дабы подавить революцию, и наверняка именно к ним хотят примкнуть эти Греи… Но мы не дадим им этого сделать!
Из толпы послышалось:
- Но они всегда были столь добры к нам… Мне рассказывали, что другие помещики творят зверства над своими крестьянами, или же требуют слишком многого и готовы отнять последнее, но наши…
- И что? Они всё равно остаются дворянами! Не забывай, что сейчас революция, и они не нашей стороне! Если мы не выступим против них сейчас – они подавят революцию! Неужели лучше жить под гнётом, чем сражаться за свободу?
В толпе медленно нарастал одобрительный гул; лишь отдельные мужики неодобрительно поглядывали на оратора, однако их было слишком мало, и их отдельные возгласы терялись в общем настроении. Их староста, большой, сильный мужик лет пятидесяти вышел на трибуну и веско сказал:
- Я согласен с Филиппом. Надо напасть сейчас.
Это было последней каплей: толпа крестьян, подогретая творившимся в стране, неурожаем прошлых лет, стычками за передел земли, отельными столкновениями с Греями – в такие минуты всплывают почему-то самые плохие воспоминания – направилась к поместью. Путь лежал через деревню – и многие крестьяне успевали взять оружие. Они легко разломали решётку, отделявшую земли Греев от остальной деревни, и увидели старшего сына Греев, Николаса, хмурого и невыспавшегося. Он тренировался на площадке с мечом. Завидев крестьян, большой толпой надвигающихся на здание, он хотел было громко окрикнуть их, однако вовремя спохватился и постарался быстрее убраться с их пути и пробраться в поместье, дабы предупредить семью… Но не успел. Кто-то из крестьян заметил, как он, с мечом наголо, мчится к большому особняку, и поднял шум:
- Эй! Это же он! Помните, он обратил внимание графа на недостачу зерна? Отбирали последнее…
Толпа заревела – и ринулась вперёд. Грей успел добежать до поместья первым и захлопнул дверь, в коридоре он натолкнулся на мать, и та было укорила его:
- Николас! Куда ты так мчи…? – однако в этот момент двери поместья не выдержали и распахнулись. В них ворвались первые восставшие.
- Мама, спасайся! - парень указал в другой конец коридора. – Я – к отцу.
Она на секунду замерла от ужаса, но справившись с собой, неловко повернулась и, подобрав юбки, побежала к чёрному ходу… навстречу к собственной смерти – несколько крестьян, неплохо знавших дом, обошли поместье и проникли в него через боковые двери.
- Diable! – в голове Николаса стремительно проносились мысли: почти нет надежды, что мать сумеет уйти; отец вряд ли успеет быстро проснуться после вчерашнего разговора (он несколько перебрал с алкоголем, что было неудивительно при количестве плохих новостей, свалившихся ему на голову), а Николас не успеет помочь ему, учитывая, что именно ему придётся нести Селин; наконец, было неизвестно, где Антуан – после того, как Николас вчера рассказал все новости, он куда-то ушёл, а сегодня не явился на тренировочную площадку, хотя они договорились встречаться там каждое воскресенье до начала службы. Подбегая ко второму этажу, он постарался выкинуть тревожные мысли из головы - будь, что будет, главное - спасти отца. Ворвавшись в спальню, он захлопнул дверь, повернул в замке ключ, бросился к кровати, окинул взглядом комнату, пытайся найти то, чем можно было бы припереть дверь, и решительно потряс отца за плечо:
- Отец! Проснись! Нужно срочно… - было слышны голоса крестьян, они ругались, спорили – никто не заметил, куда исчез Николас.
Отец, ничего не соображавший, с мукой взглянул на сына.
- Что происходит?
- Восстание! Нужно срочно бежать.
- Бунт?.. – отец стремительно вскочил с кровати и застонал.
- Да.
- Где мать, Селин, Антуан? Они в порядке? – отец быстро одевался, цедя слова сквозь зубы, его лицо было искривлено.
- Я… я не знаю.
- Merde!
Снаружи раздался крик:
- Ребёнок! Это дворянское отродье!
Они переглянулись и одновременно выругались.
- Чёрт! Её ещё можно спасти…
- Да… - отец замер посреди комнаты. – Это… Это моя вина…
- Нет! Ты не можешь всё предугадать.
- Но это – мог!
- Уже неважно. Нам надо спасти Селин и найти Антуана.
- Нет! Мы не сможем… Это… невозможно, - внезапно отец повернулся к сыну и заговорил горячо, страстно: - Это бессмысленно! Но… Но я… - он сделал паузу, собираясь с мыслями, - я должен сохранить нашу ветвь. Ты должен бежать!..
- Что?
-Молчи! Сейчас ты убежишь – в направлении леса. А дальше… Ты знаешь, как добраться до Руана. Я выиграю тебе время.
- Но…
Вместо ответа отец распахнул окно:
- Давай, - он схватил сына за воротник. – Быстрее!
- Отец! Я… я так не могу!
- Ты должен, - Грей-старший откуда-то вытащил кинжал. – Это твоя судьба… Попытайся найти Пьера. Он тебе объяснит…. Извини, что скрывал многое от тебя. А теперь – иди!

Когда Грей-старший выскочил из свой комнаты, и первым же ударом прикончил одного из крестьян, в его мыслях было лишь отчаяние. Он не знал, почему сделал так. Почему не попытался спасти семью, но попытался спасти род, вспомнив далёкие легенды. Он еле успел блокировать удар, отскочил в сторону от ещё одного – и всадил нож глубоко в живот одному из противников, чувствуя, как будто в голове бьёт набат. Но он должен был продержаться! Один из восставших орудовал огромной косой, это оружие явно было слишком тяжёлым для него, и Грей двинулся к нему, провоцируя удар. Легко увернувшись, он наступил правой ногой на косу противника, перенёс туда весь свой вес, заставляя врага склониться и нанёс удар коленом другой ноги, одновременно всаживая клинок одному из крестьян в горло. Затем, когда первый противник поднялся, прижимая руки к носу, Грей, пользуясь временной слепотой врага, пнул его к стене, подальше от косы, склонился над ней, уже протянул руку, чтобы схватить теплоё дерево, когда его инстинкты вскричали – и он перекатился в сторону, повернулся, подставил кинжал… Однако тот вылетел из рук, сражённый чудовищным ударом, нанесённым крупным крестьянином с длинной косой. На этот раз пинок ждал самого Грея. Он прокатился по паркетному полу в сторону, и, пока его штанины намокали в кровавых лужах, в его голову пришла неожиданная мысль: он до конца жизни будет раскаиваться в содеянном, однако конец его жизни будет скоро, и мучиться ему осталось недолго. Он вскочил на ноги, почти поскользнулся, ринулся вперёд, к лестнице… успел пробежать половину пролёта и заметил, что внизу cтоит, озираясь, его младший сын. Он не знает, почему и зачем – но он кричит:
- Прости! – и чувствует, как в спину входит длинное, холодное лезвие… И с радостью спешит в объятья к смерти.

Отчётливый стук в дверь вырвал Дезмонда из дрёмы. Он открыл глаза; несколько секунд у него ушло на то, чтобы вспомнить события последних нескольких часов: пока они покупали новую одежду в супермаркете, Ребекка заказывала им номер в небольшой гостинице, и затем они направились сюда, к мотелю. Дезмонд и Люси оставались здесь, в этом городке, до завтра – в час дня их ждал самолёт в Париж в ближайшем аэропорте в часе езды отсюда, - а Ребекка с Шоном уезжали ночью дальше в горы и в Монтериджони. Как уверяла Бекка, слежки за ними не было, однако перестраховаться никогда не было лишним. В гостинице они были зарегистрированы под чужими именами – теперь Дезмонда звали Питер Беккет, а Люси – Джоан Беккет, и они были семейной парой. Когда Ребекка это озвучила, Люси, собиравшаяся её поблагодарить, замерла с открытым ртом, Шон злобно расхохотался, а сам Дезмонд вопросительно глянул на программистку. Та подмигнула ему, и он смутился. Даже если между ним и Люси что-то и есть… Сейчас – не время и не место. Так что он просто принял информацию как должное; благо, в этом мотеле им предстояло провести лишь ночь. Они переместились в фургон и начали обсуждать что-то своё – какие-то прошлые задания, забавные случаи, вся соль которых была понятна лишь им, так что Дезмонд быстро заскучал. Взяв у Люси ключ, он отправился в номер – поспать. Хронический недосып однозначно сказывался на здоровье - войдя в полутёмный номер, он, не раздеваясь, бросился на кровать и провалился в неглубокий, неспокойный сон. И теперь вот стук в дверь заставил его вскочить, проверить, свободно ли выдвигается клинок и направиться к двери.
Дезмонд подошёл к ней абсолютно бесшумно. На секунду остановился перед чемоданом Люси – там был пистолет, - однако решил не пользоваться им. Он прижался к стенке сбоку от двери и тихо, но отчётливо спросил:
- Кто там?
- Это я, Шон, - снаружи раздался голос историка. – Со-ня! Давай, открывай дверь.
Дезмонд медленно и осторожно открыл дверь, и лишь убедившись, что это Шон, дал ему войти.
- Однако ты ещё тот перестраховщик.
- Ну… Она никогда не помешает. Где Люси с Ребеккой?
- Болтают… Они, оказывается, учились в одном колледже, хоть и в разные годы. Вот, вспоминают те чудесные времена. Мне стало скучно, и я решил помешать тебе насладиться спокойным сном… Да ладно, шучу, - историк заметил, как Дезмонд широко зевнул. – Хочешь, уйду? Тебе важно выспаться.
- Нет-нет… Я был бы не против поговорить. Во-первых, извини, что так получается с Парижем…
- Да, ничего. Ты там важнее, чем я. Хоть я и нужу, но точно понимаю, что Люси права и лететь должны вы с ней.
- Ну… Ладно. Во-вторых, что случилось с Эцио после… после всего? О нём что-нибудь известно? Должны были ведь сохраниться какие-нибудь архивы?..
- Они и сохранились, - Шон чуть помрачнел, - но в руках тамплиерах. Я звонил друзьям, просил достать для меня информация – но она засекречена. От нас… скрывают настоящую Историю. Лгут. Сейчас, к сожалению, побеждают тамплиеры и именно они пишут Историю. Так что Истину мы можем узнать только с помощью тебя.
- In… Понятно, - Дезмонд замялся. – Хочешь кофе?
- Если быть до конца честным, - историк выглядел задумчивым, - то за этим я и пришёл.
Майлз улыбнулся и включил электрический чайник.
- Боюсь, выбор небольшой… Nescafe «3 в одном» и… ммм… Neskafe «3 в одном».
- Беру первое. Итак, что ты ещё хочешь узнать.
- Греи. Кто они? Как они относятся ко мне? Откуда такая… необычная фамилия для Франции?
- Их предком является вторая дочь Клаудии… Она была ассасином, но затем влюбилась и сбежала в Англию вместе с избранником. Потом следует небольшой пробел, а вот информацию о Греях, за которыми ты наблюдаешь, я сумел выудить из Базы Данных Абстерго… Ну, с помощью Бекки и стащенных Люси паролей. В общем, это прадед Антуана переехал жить во Францию. Дело в том, что к тому времени ассасины начали терять влияние в Англии, и их семью, которые не являлись активными ассасинами, а лишь предоставляли убежище своим братьям, перевели во Францию. Ну, прадед – его звали Николас – принял такое решение. Они как-то подтасовали документы… Ммм… Я пытался разобраться, но так и не понял до конца. В общем, похоже, в то же время тем же занимались и тамплиеры – хотели перевести какую-то семью из Англии во Францию, и потомки Аудиторе прошли именно как эта семья, взяв их фамилию - Греи. Король Франции всё же больше поддерживал тамплиеров, чем ассасинов, но Братство смогло обмануть и его, и тамплиеров. Единственного из тамплиеров, знакомого с семьёй переводимых Орденом, убили – и всё. По документации-то всё совпадало. И, таким образом, новые Греи смогли и помогать ассасинам, и выведывать информацию у тамплиеров… Понимаешь?
- Ну… смутно. А отец моего предка – Антуана, да? – уже является… активным членом Братства? Судя по всему…
- Ну да. Он, наверное, уже принял нашу… идеологию ближе к сердцу – и стал участвовать. Он был очень… осторожным человеком и так и остался своим у тамплиеров, что было очень удобно.
- Ладно… а что с тем Греем, жизнь которого я наблюдал?
- Про его жизнь тамплиерам неизвестно вообще, как будто его и в настоящей Истории не было. Нам теперь вот понятно, что он тесно связан с Наполеоном и с Частицей Эдема, - Шон отхлмордал кофе, поданного Дезмондом. – Ну и гадость.
- Угу... так что с Греем?
- В общем, их поместье разгромили крестьяне во время революции. Погибли все члены семьи… кроме Антуана, получается. Потом о его судьбе ничего не известно… Возможно он участвовал в обороне Акры. Потом, судя по всему, это именно он возвратил Наполеона из Египта обратно во Францию. И это он несколько раз между сражениями пытался проникнуть к нему в палатку. Яркая личность, в общем, - Шон улыбнулся, - у тебя вообще, Дезмонд, все родственнички яркие…
- В отличие от меня, я понял.
- Ну! Шутку испортил. Так не звучит. Я хотел сказать, что ты не в них… Хм… Не. Тоже плохо.
- Шон.
- Да-да, извини… - Шон встал. – Порой это сильнее меня.
Дезмонд направился за ним, к окну. Оно выходило на пологий склон, покрытый кустарниками и деревьями. Этот склон вёл к горной трассе. Между склоном и стеной гостиницы был небольшой пустырь. На нём собралась компания молодых людей – они пили пиво, рассказывали сальные шуточки и громко хохотали.
В это время справа, со стороны дороги, появилась женская фигура. Это была Люси. Видимо, она решила пройти в гостиницу сквозь заднюю дверь… но не рассчитала, что тут её будет поджидать подвыпившая компания. Где-то там, около парадного входа, раздался гудок фургона – это Ребекка прощалась с Люси и одновременно вызывала Шона. Люси последний раз обернулась, помахала ей, сделала несколько шагов в голову и столкнулась с высоким, долговязым парнем, которые потребовал у неё зажигалки... и кое-что ещё.
- Эй, battona, не хочешь развлечься?
- Fermo con le mani!
- Ну же! - мужчина не давал ей сделать ни шага. – Я же вижу, ты хочешь этого…
Люси чуть склонила голову – и нанесла ему резкий удар в пах.
- Cagna!
- Che cazzo?! – от компании отделилось ещё несколько человек, и один из них продолжил: - Давай-ка…
Однако он не договорил – Люси метнулась вперёд, и занесла ногу для удара… Завязалась схватка. Мужчины быстро опомнились и стали защищаться… Впрочем, можно ли было защититься от ассасина-женщины? Шон усмехнулся:
- Во Люси даёт! За те пять часов, которые прошли с нашего приезда сюда, она уже успела подраться.
Дезмонд с тревогой следил за девушкой. Внезапно он заметил, что сзади к ней подбирается низкий парень с каким-то предметом в руках… в свете луны сверкнуло длинное лезвие, и Дезмонд, распахнув окно, вскричал:
- Люси, сзади!
Она повернулась и перехватила руку с оружием, резко вывернула её, заставив мужчину выпустить нож, и оттолкнула в сторону. В это время сзади другой парень крепко схватил её за плечи, стараясь не дать ей избавиться от захвата. Дезмонд легко взобрался на подоконник и спрыгнул вниз. Упруго приземлился, перекатился, вскочил – и бросился к дерущимся, одновременно лёгким движением левой руки выкидывая из-под рукава клинок. Его кончик прошёл в миллиметре от шеи одного из противников; тот отклонился назад, с ужасом наблюдая, как смертоносное лезвие проделывают дугу, почти касаясь его кожи, упал на землю и отполз в сторону, подальше от Дезмонда. Ассасин же рванулся вперёд, отбрасывая в сторону одного из врагов, и освободил Люси, свалив схватившего её на землю. Девушку добила парня, который хотел снова взяться за нож, и дала пинка другому, уже убегающему с поля боя. Дезмонд поднял свою жертву с земли и ногой задал ему направление – подальше от мотеля.
- Спасибо, Дезмонд… Но я бы справилась и сама.
- Да, Дезмонд! – послышался сверху голос Шона. – Женщины, они такие! И не надейся на их благодарность.
Люси рассмеялась и провела рукой по волосам, проверяя, не выбились ли отдельные прядки и убирая их за уши.
- Ха! И кто-то ещё говорит о шаблонности мышления… Боже! Кофе ужасен!
- Заткнись, Шон… Ты, наш герой, пошли наверх. Нам завтра рано вставать…
- Да… - Дезмонд кивнул. – Нас ждёт тяжелый день…

III.



Он почувствовал ещё один удар и потерял сознание.
…Его тащили за руки по залитому кровью коридору…
…Его бросили на деревянный помост…
…С него срывали лёгкую броню, которую он одел для тренировки с братом…
…Удар под дых…
…Тихий гул где-то вдали, как будто в тумане... Какие-то повторяющиеся громкие отдельные выкрики…
Адская боль в правой руке выдернула его в этот мир, и он услышал рёв толпы. Туман в глазах внезапно прояснился, и он увидел перед собой лицо деревенского старосты. Его белая, грязная рубаха была запачкана в крови… его крови, крови Грея – правая кисть была отрублена, из обрубка сочилась кровь, а палач держал в руке трофей. Антуан, не в силах смотреть на это, повернул голову в другую сторону… и увидел, как на наспех сооружённой виселице болтаются тела его родных. Селин была ещё жива, но на её шею уже была накинута верёвка и, похоже, все ждали лишь сигнала старосты, чтобы выбить ящик из-под её ног.
- О! – провозгласил крестьянин. – Как я и думал, это средство его пробудило! Давайте покажем ему… смерть его сестры!
Толпа снова одобрительно заревела, и палач лёгкими движениями огромного топора обрубил верёвки, держащие Антуана. Поднял его за правую руку – парень крепче стиснул зубы – и, поддерживая за плечи, заставил смотреть на виселицу:
- Смотри.
Другой крестьянин выбил ящик у сестры из-под ног, и тело сестры полетело вниз. Антуан как будто слышал, как ломаются её позвонки… Последний вздох, взгляд на брата – и душа покинула её…
Он никак не мог осознать, что произошло. Он переводил взгляд с тела отца на беснующуюся толпу, на своего палача… А затем мысль пришла к нему в голову, он дёрнул левой рукой, ощутил привычную холодную сталь под пальцами – и всадил клинок в живот старосте. Тот упал на колени – и толпа замолчала. Грей же вытер кровь с клинка об одежду крестьянина, освободился от оставшихся пут, посмотрел на тела родных и потащил повергнутого им с помоста, держа клинок у его горла. Тот был ещё жив, и за его жизнь можно было поторговаться.
- Я уйду…, - начал он, чувствуя ярость в своём сердце и попытки разума взять контроль, - вы не тронете меня… - он прервался, зная, что надо делать, ощущая сосущую пустоту внутри и необходимость отомстить, – и ваш староста останется жив!
Толпа расступалась перед ним. Все уважали Филиппа и никто не хотел его смерти… такой ценой. Более того, Анутан видел по глазам некоторых, что они осознают, что только что произошло и ужасаются происходящему… А ещё он подумал, что это очень неправильно, и он не может мыслить так ясно, когда его близкие только что погибли… впрочем, сейчас главным был вопрос его выживания, и потому он тащил старосту, не понимая, откуда взялись силы. Он дошёл до края деревни – дальше начинались поля, затем шёл лес, в котором была расположена и дорога в Руан. Антуан приставил клинок к шее старосты и обернулся к ожидающей толпе.
- Дайте коня!
Старик лет 60, конюх, служивший при Греях всю свою жизнь, оглушительно свистнул – и через несколько долгих минут, пока Антуан вдавливал лезвие в шею Филиппа, заставляя кровь течь по его грубой, чуть смуглой коже, а в толпе, уже оправившейся от первого шока, начинался тихий, но отчётливый гул, со стороны усадьбы появилась лошадь - любимая лошадь Антуана, подаренная отцом, когда его младший сын научился уверенно держаться в седле. Конюх вышел из толпы и повёл её к Грею. Тот тяжело вскарабкался на лошадь – старик помог ему, и Антуан видел в его глазах сочувствие – и легко пришпорил её, заставив понестись вперёд, через поле, к лесу…
Он должен был доехать до Руана. Филипп не дурак, и он уже наверняка приказал перегородить туда главную дорогу, так что оставался лишь путь через лес. Между тем он терял кровь, повязка на руку, наскоро наложенная, уже набухла, Антуан чувствовал, как силы и жизнь уходят из него. Заехав в лес настолько, насколько это было возможно, он спешился и отпустил лошадь. И ощутил, что вместе с лошадью уходят все его барьеры, вся логичность и рациональность улетучиваются, и остаётся лишь боль и страх… и ярость, и осознание, что смысла в мести нет, ибо мстить было некому. Антуан упал на колени. Зачем он остался жить? Почему он не позволил убить себя, чтобы больше не мучиться? Все его родные мертвы. Он так и не завёл друзей, одни знакомые. У него не было Любви, ради которой можно было жить. И не было цели… Или была? Он – ассасин, он должен продолжать дело отца – это его долг, его святая обязанность. Как единственный выживший в семье, он должен сделать так, чтобы его не забыли… и Греи что-то значили.
Эта мысль придала Антуана сил, и он побрёл по лесу в направлении Руана. Он чётко знал куда идти – в своё время он облазил этот лес вдоль и поперёк, и уже автоматически узнавал по окружающему его пейзажу, где он находится. К дороге вышел он в почти бессознательном состоянии, но всё же сразу понял, что до Руана ещё несколько миль. Ещё несколько тысяч шагов… Антуана хватило всего на пару десятков – он свалился в придорожную пыль, чувствуя, что в рот набивается песок, и, кажется, что-то случилось с ногами – он не мог ими пошевеливать. Он совсем не чувствовал правую руку и знал, что у него начинается жар. Последнее, что он услышал – это цоканье копыт, лёгкий скрип колёс и удивлённый молодой голос:
- Мсье Грей?

Сообщение отредактировал Элек3х: 06 Август 2011 - 13:24


#10 Gelleon

    Ты пахнешь так хорошо>:D


  • Оператор Анимуса
  • 15
  • 1 436 сообщений

Отправлено 03 Август 2011 - 21:02

Саша, я только сейчас добрался до рассказов, извиняюсь :) Прочел с превеликим удоволсьтвием) Все замечательно, но согласен с Колей, в какой-то момент начинаешь путаться в репликах)) Жду продолжения :clapping:

Цитата

захлслуживающегося

Ммм... Что это? :D
P.S. Ты меня опередил и опубликовал вторую и третью часть, я их сейчас прочесть не успею)))

#11 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 04 Август 2011 - 14:24

Ведьмак, лучше поздно, чем никогда xD))
Grazie, рад, что нравится)
А откуда цитатка? *просматривая текст* Чего-то не могу никак найти....

Жду комментариев на продолжение)

Более-менее стабильно начну выкладывать в сентябре, пока всё рандомно. Надеюсь, до Крыма (11 улетаю) успею написать ещё один кусочек, потом - хз... Если будет инет. Просто историческую часть без него писать сложно - постоянно лезешь в Вики, дабы проверить, всё ли верно и исторически достоверно.

#12 Hassassino

    Новоприбывший


  • Новичок
  • 5
  • 21 сообщений

Отправлено 05 Август 2011 - 10:41

великолепно написано, с нетерпением буду ждать продолжения :)

#13 Gelleon

    Ты пахнешь так хорошо>:D


  • Оператор Анимуса
  • 15
  • 1 436 сообщений

Отправлено 05 Август 2011 - 10:49

Цитата

Nescafe «3 в одном»

Скрытая реклама! :)


Цитата

Шон отхлмордал кофе

Меня начинают пугать слова с 4 согласными подряд за твоим авторством :D Саша, что с тобой?))) <_<


Цитата

А откуда цитатка? *просматривая текст* Чего-то не могу никак найти....

Ctrl+F в помощь :clapping:

Держи плюс, обе главки замечательны)))


#14 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 06 Август 2011 - 13:27

Hassassino,
grazie)
Ведьмак,
А это не я, похоже. Это фор бузит, точнее, антимат) Я уже исправлял - не помогает... Так что... придётся так оставить, видимо)
И спасибо)

Рад, что нравится... И мне куда интереснее мнение на этот кусочек) И снова пошли флэшбэки... Ничего не могу с собой поделать - люблю я их))) Enjoy!


Дезмонд сквозь сон чувствовал, как кто-то трясет его за плечо – настойчиво, хоть и не очень сильно. Однако сон был столь интересным, что просыпаться никак не хотелось, и потому он даже успешно проигнорировал уже почти громкое «Дезмонд!» - в надежде, что от него всё-таки отстанут.
Люси поморщилась; выныривать из своих сновидений ассасин явно не собирался. Как можно вообще умудриться уснуть в столь небольшом самолёте с постоянно дребезжащими двигателями? Может быть… это они виноваты и всё дело в Анимусе? Кто знает, как действует эта машина… Она отогнала от себя тревожные мысли и отвернулась от Дезмонда – в конце концов, у него было ещё где-то полчаса, пусть насладится. Жаль, конечно, что он не увидит ту чудесную картину, открывающуюся внизу, но, раз его организм считает, что сон будет куда лучше… да будет так. В конце концов, всё равно к поискам они смогут приступить только завтра ночью, нужно будет разведать обстановку… и понять, в чём, собственно, заключается дело.
Честно говоря, происходящее ужасно не нравилось Люси. Она не привыкла полагаться на случай. Предыдущая её жизнь была чётко расписана, у неё был… план. У неё была информация – что, как, когда и где. Но не в этот раз. Да, она доверяла другим ассасинам и, в том числе, своим коллегам из Парижа. Но… одно дело доверять, а другое дело – доверяться. Ведь её, их с Дезмондом жизнь теперь была в руках Удачи. Пока им везло, и они спокойно смогли вылететь за пределы Италии, но им ведь нужно было ещё попасть в Париж и нигде не засветиться. Всегда оставался шанс, что за ними следили с самого начала, и их ухищрения пойдут даром. А если они поймают Шона с Ребеккой… то пойдут на всё, чтобы узнать, где Дезмонд. И Люси не питала ложных надежд – Шон расколется. В общем, у них было мало времени. По её расчётам - всего около недели. И за это время они должны были найти Частицу, понять, где эти храмы и скрыться в подполье. Видимо, снова придётся сменить фамилии… Люси поморщилась и снова взглянула на дремлющего Майлза. Его внезапно выдернули в мир, к которому он не был готов… хоть и к которому всегда принадлежал. И он на удивление хорошо справлялся. Безусловно, он скрывал, чему его стоило так хорошо держаться, однако Люси, сначала не осознававшая, что он прикрывается этой своей «придурковатостью», теперь ясно понимала – он страдает. И, конечно, чувствовала в этом свою вину. Она была ответственна за него. Когда он упал в обморок в том коридоре на их базе – это было всего несколько дней назад, а казалось, что прошло уже несколько месяцев – она впервые поняла, что действительно беспокоится за него. И не так, как о других Объектах, там для неё была важна человеческая жизнь как таковая, в этот раз всё было по-другому. Дезмонд стал её близок. А ещё… он был первым из всех Объектов и из всех сотрудников Абстерго, который спросил её о её жизни. Пусть то, что она рассказала – частично легенда и не более, и она защитила бы свою жизнь и без Видика… Но он спросил, он заинтересовался! Он попытался понять её – и не ради выгоды. Таких людей было совсем мало в её жизни, и она ценила их. Люси поудобнее устроилась в кресле и стала вспоминать, как впервые познакомилась с Ребеккой.

- Заткнись! – парень попытался дать ей пощёчину, но она ловко перехватила его руку и остановила в сантиметрах от своего лица.
- Не смей меня трогать! И убирайся отсюда!
Очередная некрасивая сцена. Ещё одна попытка жить как все – и понимание того, что это невозможно. Окружающий мир жесток, он не даёт ей возможности… раскрыть себя хоть кому-то. Почему? Она еле сдерживает слёзы, пока выпроваживает его из своего номера на улицу, однако как только всё кончается, плакать ей уже не хочется. Она знала, что её ждёт, она сама виновата. Нечего пытаться найти кого-то, кто может выслушать её. Людей интересуют только они сами… И так правильно. Так и должно быть. Только вот злость никуда не уходит, и она выходит на улицу - её путь лежит в спортзал. Может, если она пару раз пнёт грушу, ненависть хоть немного уйдёт… Однако злость, видимо, слишком сильна и застилает ей глаза – она путает дома, а может, двери, и попадает в компьютерный клуб. Там в основном сидят подростки – это малюсенький провинциальный город, и хороший интернет со стабильным соединением себе может позволить далеко не каждый. Помочить виртуальных монстров вместе можно только в клубе. И Люси внезапно останавливается перед одним из компьютеров, почти заворожено наблюдая, как негр на экране выкидывает водителя из машины, садится в неё, проезжает пару улиц и врезается грузовик, за секунду до соприкосновения выпрыгивая из автомобиля. Через секунду в его руках появляется дробовик, и он спокойно дожидается уже подъезжающих полицейских машин… Наверное, она бы ни за что не втянулась в игру, если бы не была в таком состоянии; как бы то ни было, она просиживает за компьютером почти целый день. Уже когда клуб закрывается, к ней подходит девушка и вежливо просит Люси оплатить часы на кассе и уйти. Однако Люси кидает «Ну ещё пару минуточек!» - и, хотя понимает, как это звучит, не может оторваться.
- Что такое, - голос подошедшей немного насмешлив, - завлекло? Во что хоть? – Люси чувствует горячее дыхание на своём плече, её ассасинские инстинкты взывают, но вместо того, чтобы подчиниться им – и всему своему опыту – она лишь немного отодвигается. – Оу, - слышится через несколько секунд, - да, это ещё та трава.
- Трава? – Стиллман явно удивлена.
- Ну да, - девушка ухмыляется, - я так всё называю, что завлекает. Ну… Как бы объяснить… Пару лет назад для меня самой-самой травой был сноубординг. Ещё немного на скейте каталась, да и по волнам посёрфить любила… Но сноубординг… Ммм… Так просто это не понять. Теперь с техникой разбираюсь. Тоже кайф! В этом безусловно что-то есть – писать долгие строчки из непонятного набора символов и в результате получать нечто, способное сделать за тебя всю работу.
Люси наконец подняла голову и увидела собеседницу – невысокая брюнетка в наушниках с тёмно-зелёными глазами. В уголках губ – насмешка, да и сами глаза так и искрятся весельем. Между тем, девушка продолжала:
- С играми тоже так, хотя это уже меньше моё. Так, поиграть пару часиков, скинуть напряжение… Посмотреть, как Карл рушит город.
- Понятно… А… - она задумалась, - почему теперь не сноубординг?
Собеседница чуть помрачнела.
- Да так. Небольшая травма. Говорили, что временно.. Но лучше всё же ногу не беспокоить… Скажи лучше, что такая девушка как ты делает в компьютерном клубе?
- Ну… Я… - ей внезапно захотелось выговориться этой незнакомке, в ней было что-то заставляющее раскрыться, но она остановила себя. – Да так. Просто… просто хотелось расслабиться.
- Ты? Здесь? Почему не какой-нибудь ночной клуб?
- Я? С чего ты взяла, что я из таких? – впервые Люси так легко переходила на ты, и это ей нравилось. – Я вообще зануда по натуре, - внезапно для себя она улыбнулась.
- Хм. Давай знакомиться. Ребекка Крейн, - она протянула руку, и Люси нерешительно пожала её.
- Люси Стиллман.
- Ну, так расскажешь, почему тебе было необходимо «расслабиться»? – последнее слово собеседница выделила. – Я же вижу, что хочешь…
Впрочем, выговориться смогла она только через неделю, когда впервые привела её к себе в номер. Там оказался её бывший парень, который опять чего-то требовал от неё, и, прогнав его, она не выдержала и расплакалась. Сквозь слёзы она, кажется, что-то говорила и про детство, и про жестокость мира в целом и конкретно про неудачи в её жизни. Лишь почти ночью она успокоилась. Ребекка сварила ей крепкий кофе, усадила за стол и заставила рассказывать. Конечно, рассказала Люси далеко не всё, но ничего и не скрыла – скорее, умолчала, предупреждая, что не может об этом говорить. И лишь ближе к утру она перегнулась к ней через стол и тихо сказала:
- Спасибо. Я серьёзно… Спасибо. Я впервые так вот… - она, наверное, опять бы всплакнула, если бы Ребекка не сжала понимающе её ладони.

Сообщение отредактировал Элек3х: 06 Август 2011 - 13:28


#15 Hassassino

    Новоприбывший


  • Новичок
  • 5
  • 21 сообщений

Отправлено 06 Август 2011 - 16:53

Поскорей бы продолжение, когда будет возможность поставить тебе +, обязательно поставлю:)

Сообщение отредактировал Hassassino: 06 Август 2011 - 16:53


#16 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 26 Август 2011 - 18:15

IV.



Чья-то холодная ладонь касается его груди, и почему-то именно это касание вырывает его из пучин бессознательности. Он пытается сесть на кровати, одновременно вскидывая правую кисть, чтобы задержать эту руку… Но все его тело пронзает боль, и он со стонам сгибается пополам, прижимая руку к груди.
- Maudit !
- Тихо, месье Грей, успокойтесь, - ему на плечи легли чьи-то мягкие руки, легко нажали, заставляя опуститься на подушки. Вокруг всё было как в тумане; руки на плечах, кажется, принадлежали какой-то… женщине? Он сосредоточился на её образе и сумел, наконец, рассмотреть её. Этой женщине было лет 60, её глаза, уже почти бесцветные, лучились добротой, отдельные пряди уже седых волос выбивались из-под платка. Одежда её явно была крестьянской – длинная простая одноцветная юбка без всяких изысков, просторная рубаха. Он лежал на большой двуспальной кровати, она нависла над ним, в её руках были какие-то бинты… Он перевёл взгляд ниже и понял, почему не мог пошевелить правой кистью. Именно на правой культе эта старушка и собиралась менять бинты. Постепенно он начал вспоминать, что произошло, и со стоном откинулся на подушку... всего на минуту-полторы; сейчас куда важнее было его нынешнее положение. Он привстал с кровати. Итак, он в небольшой комнате, оклеенной незатейливыми обоями. Обстановка бедна - из мебели здесь только эта кровать, маленькая тумбочка и небольшой платяной шкаф у противоположной стены, около окна; нет ни стульев, ни письменного стола, ни даже штор…
- Где я? – горло пересохло, говорить было почти больно. Старушка поняла это, взяла кувшин с тумбочки и налила полный стакан воды. Пока Антуан с благодарностью пил, она тихо и размеренно объясняла:
- Вы находитесь в доме у господина Оливье Жирара. Он…
В этот момент дверь комнаты распахнулась, и на пороге появился молодой человек лет 25-30. Он был одет в простой дворянский камзол, и при взгляде на его худое, осунувшееся лицо, сохранявшее, тем не менее, тень благородства, Антуану стало ясно – он из обедневших дворян.
- Скажи, Хлоя… О, месье Грей! Вы очнулись! – человек быстрым шагом приблизился к кровати и протянул Антуану руку. Тот с усилием поднялся на кровати – крестьянка суетливо поставила подушки так, чтобы он мог облокотиться на них – и неловко пожал поданную кисть левой рукой. Дворянин смутился, и начал было извиняться, но Грей прервал его:
- Неважно. Объясните… - он глубоко вздохнул, стараясь собраться с мыслями. - Кто вы?
- Моё имя – Оливье Жирар, и я… друг Вашей семьи. Ну… Ваш отец был моим меценатом, я – художник-портретист. И он… вообще много сделал для меня. Кроме всего, он одолжил мне достаточно порядочную сумму денег, дабы я мог купить недвижимость в Италии. Я ехал в вашу усадьбу, чтобы рассчитаться с этим долгом; кроме того, я собирался нарисовать семейный портрет… Неважно, - быстро прибавил он. – Суть в том, что Вы можете не беспокоиться о деньгах – так как… случилось, что случилось, я возвращаю этот долг Вам.
Грей кивнул:
- Ясно. Спасибо….
- Я думаю… стоит начать с начала, верно? Я только прибыл из Италии, где договаривался о покупке недвижимости и продавал кое-какие свои работы, когда началась революция. За несколько дней до моего приезда взяли Бастилию, поэтому я на всякий случай пробирался в Руан… окольными путями. Я собирался остановиться в Руане - здесь я владею этим домом, он остался мне от отца – и поехать в усадьбу Ваших родителей, рассчитаться, вернуться в город, забрать вещи, договориться… обо всём и выехать из страны как можно быстрее. Но на пути к городу я нашёл Вас на дороге… Естественно, я не мог оставить Вас в таком состоянии, - взгляд Оливье на секунду коснулся повязки на руке Антуана, - и потому взял Вас собой. Здесь я нанял Хлою, сиделку, - он указал на крестьянку, - а сам поехал собирать информацию… Мне очень жаль, месье Грей.
Антуан кивнул.
- Итак… они все мертвы?
Художник печально кивнул, потом спохватился:
- Точнее… Я не знаю. Во всяком случае, в Руан никто из Греев не приезжал, а ехать в Ваше поместье я не решился, прошло всего пару дней. Я обязательно съезжу туда через неделю. Простите…
- Ничего. Я понимаю… Как долго Вы ещё планируете пробыть здесь?
- Пока Вы полностью не придёте в себя. Мой дом – Ваш дом, и здесь, и во Флоренции. Повторюсь – я действительно должен вам, Греям. Ваш отец много делал для меня.
- Спасибо ещё раз. И как долго мне предстоит… восстанавливаться?
- Доктор сказал, что Вам очень сильно повезло; по какой-то причине Вы потеряли не столь много крови, как могли бы. Теперь Вам нужно побольше спать и побольше есть, силы постепенно вернутся. Руку, как Вы понимаете, восстановить не удастся никак.
Они немного помолчали.
- Какова обстановка в стране… в целом?
- Ну, революция охватила уже все крупные города. Лозунг «Свобода, Равенство, Братство» звучит повсюду. Крестьянские восстания происходят по всей стране, разгромлено огромное количество усадьб и поместий. Впрочем, не крестьяне - главные движущие силы Революции, самую важную роль играет средняя прослойка, купцы и дворяне… ещё рабочие. Они считают, что Франции давно пора развиваться и идти вперёд, а король тормозит это развитие… Впрочем, думаю, всё это Вы и так знаете. А так – никаких крупных событий, пока Вы были без сознания, не произошло. Ходит много слухов, и я не знаю, чему верить. К примеру, я слышал, что Национальное Собрание готовит проект Конституции, наподобие той, что в Америке; если король примет её – тогда, возможно, всё закончится куда быстрее. Правда, я не разбираюсь в политике и потому не могу сказать точно, насколько это возможно… и вообще нужно ли.
- Понятно… - мысли Антуана потекли в несколько неожиданном для него самого направлении – он подумал о ассасинах. - А меня кто-нибудь навещал, пока я был без сознания?
- О, да! Приходил какой-то человек в плаще и капюшоне, я так и не смог разглядеть его лица, он оставил письмо, сказал, что его нельзя вскрывать и оно только для Ваших глаз. Вечером того же дня я нашёл под дверью ещё одну записку, тоже адресованную лично Вам. Я сейчас принесу их.
Антуан благодарно кивнул и откинулся на подушки.

Небольшой аэропорт невдалеке от Парижа был залит солнечным светом. Всего две пары взлётных полос, два больших ангара и несколько маленьких, здание администрации и диспетчерская. Здесь не было регулярных рейсов, сюда садились лишь грузовые самолёты; кроме того, кажется, здесь держали свои суда некоторые богачи. Как бы то ни было, для приземления небольшого самолётика с людьми, которые не хотят, чтобы их заметили, лучшего места придумать было нельзя. Диспетчер, дежуривший этим днём, видимо, знал хозяина самолёта – когда до аэропорта оставалось всего несколько километров, и машина уже медленно снижалась, в динамиках раздался весёлый голос:
- Эй, Жан, старик! Давно тебя не было видно.
- Рад слышать тебя, Ник, – отозвался пилот, косясь на пассажиров; этому Нику удалось разбудить Майлза. В прошлом веке ассасины достаточно часто просили его перевозить какие-то грузы, сейчас количество заказов от них стало куда меньше, хотя всё же порой ему звонили из Братства. И впервые эта Стиллман сама звонила ему, и уж тем более впервые он вёз… столь важную персону как этот Майлз.
- Так, ты можешь приземлиться на вторую полосу, твой ангар свободен. Зайдёшь потом ко мне?
- Конечно, Ник. Мне нужно только уладить кое-какие дела, и я зайду к тебе… минут через двадцать, ладно?
-Окей, я тебя жду.
Самолёт легко приземлился на горячий асфальт, Жан довёл его до ангара, высадил пассажиров и попрощался с ними. «До скорых встреч?», - спросила девушка, выдавив из себя улыбку; видимо, по задумке в её голосе должны были быть надежда, что они увидятся вновь, и благодарность, но всё сорвал зевок, который она не смогла сдержать. «Точно», - произнёс Жан, и обменялся рукопожатиями и с девушкой, и с парнем. Те побрели к выходу из аэропорта – парень ещё не полностью проснулся, а девушке так и не удалось поспать, так что та отчаянно зевала. На выходе, около шлагбаума, их остановил пожилой охранник в помятой форме.
- Питер и Джоанна Беккет?
- Точно, - Дезмонд снова потянулся, а Люси полезла в сумку – как будто за документами, а заодно и за пистолетом.
- Нет, не надо, - её остановил охранник. Меня… эм, прислали Софи и Бернард. Я не могу проводить вас до места, но я арендовал вам машину, - охранник достал ключи и указал на «фольксваген», припаркованный в нескольких десятках метров от шлагбаума, уже вне аэропорта. – В навигаторе – маршрут до Убежища. На всякий случай, вот вам и бумажная карта - здесь тоже отмечена нужная точка. Ну что ж… удачи вам. Надеюсь, всё у вас получится, - охранник улыбнулся и отдал ключи и карту Дезмонду, осознав, видимо, что девушка не способно быстро и адекватно воспринимать информацию.
- Merci, - Дезмонд кивнул и направился к машине. Пропустил вперёд Люси, открыл ей дверь и сам сел на водительское место.
- Долго нам до Парижа? – поинтересовалась Люси, видимо, наконец понявшая, что она слишком устала и не сможет контролировать ситуацию, пока не поспит.
- Навигатор говорит, что два с половиной часа. Когда доберёмся до зоны, где будет Wi-Fi – он пересчитает время с учётом пробок… А так как я эти места знаю достаточно хорошо – было дело, работал водителем, - то могу сказать, что пробки наверняка будут. Так что рассчитывай часа на четыре.
- Значит, я могу поспать?
- Конечно.
- Разбуди меня, если устанешь.
- Не беспокойся за меня, я выспался в самолёте, - Дезмонд мягко улыбнулся. – Я разбужу тебя, когда мы уже будем на финишной прямой.
- Grazie…
- Да, и не забудь, что мы уже во Франции, так что переходи на французский.
- Merci, - Люси улыбнулась и поудобнее устроилась в кресле.
Ей почему-то снился Дезмонд – сначала его мягкая улыбка, затем – решительность в движениях, когда они сражались с тамплиерами во время нападения на Убежище, потом – решительность в глазах, хоть и несколько другого рода, как будто «головой в омут», когда она привезла его в Убежище, сочувствие, когда он расспрашивал её о её жизни, наконец – растерянность, когда он очнулся в Анимусе в Абстерго впервые. Все последние дни он был с ней и был готов поддержать её. Почему так? Она не понимала, но ей и не нужно было - её сон продолжился. На этот раз она вспомнила Видика, вернее, то, как он держал Дезмонда в Анимусе, не выпуская его часами. Она считала, что Видик был не таким уж и плохим человеком… хоть и слегка одержимым.

Она тогда только вернулась в ряды ассасинов, приведя с собой и Ребекку с Шоном. Для Шона главным аргументом в присоединении к Братству стал доступ к засекреченным историческим архивам – да, и у ассасинов была своя информация. С Ребеккой же они тогда сдружились настолько, что программистка была готова последовать за подругой куда угодно. Да и Люси отличалась подобным доверием к ней. Ведь именно Ребекка спасла её тогда, и именно она подарила ей смысл жизни… и вернула верность Братству. Конечно, сначала им не давали никаких серьёзных заданий… хотя, с другой стороны, время было такое, что несерьёзных заданий почти не было, и каждая жизнь была на счету. Как бы то ни было, однажды доверие к Люси возросло достаточно, чтобы внедрить её в Абстерго. Пол был против, но у него не было выбора – все остальные засветились, ассасинов было теперь совсем немного, и тамплиеры знали в лицо каждого. Почти каждого – кроме Люси. Ей были даны достаточно расплывчатые указания – собирать информацию об Абстерго, передавать её ассасинам и портить жизнь тамплиерам настолько, насколько это возможно. Она и занималась этим около года, а потом произошла эта история с Видиком.
Как повезло ей тогда с Уорреном! Она знала, что он ей заинтересован – видимо, впечатлился некоторыми её исследованиями. А затем она спровоцировала тех работников, и Видик спас её, уверенный, что теперь-то девушка точно согласится пойти ему в ассистенты. Она бы согласилась в любом случае, вот только знать об этом Видику было совсем необязательно. И ещё через год после работы в его команде ей, наконец, доверили заниматься Анимусом. А затем она уже и забыла свою изначальную цель – настолько её захватила работа, настолько это было интересно и увлекательно; единственное, что она в период работы над этим устройством сделала для Братства – переслала чертежи Ребекки, которая сразу же занялась создание подобной машины.
Только вот, к сожалению, самые гениальные идеи очень часто используется во зло. Она и не думала, что Видик сделает её своей персональной ассистенткой и ей придётся помогать ему в работе с… Объектами. Люси и думать боялась, что случилось бы, если бы на столе оказался кто-нибудь из её знакомых. Нет, она старалась, как могла, сохраняя жизнь каждого Объекта и даже помогла одному из подопытных сбежать… Но всех спасти она всё равно не могла. А затем в Абстерго попал Дезмонд, и стало ясно, что его необходимо просто срочно вырывать из когтей Видика… но она не успела. Тамплиеры увидели и Яблоко, и карту с расположением Частиц и Храмов. Впрочем, это ничего не меняло, и она всё равно уже давно хотела вернуться. Ей надоело мучиться в бессилии, когда на столе перед ней умирал очередной человек, она хотела спасать жизни – и вообще, показать Братству, что она может далеко не только шпионить. Повод был хорош: Дезмонд – ценная фигура, и он ещё будет полезен Братству. В его ДНК слишком много важной информации, и его нельзя оставлять тамплиерам.
Она ворвалась в кабинет к Уоррену рано утром. Охрана свободно пропустила её, даже специально любезно открыв для неё дверь. Все знали о том, что для Люси ценна человеческая жизнь, слишком ценна, но она была под защитой Видика – и была отличным специалистом. Поэтому охрана не удивилась, когда Люси уже с порога начала:
- Уоррен, почему, несмотря на все мои аргументы, я сегодня нашла вот это вот распоряжение лишить Дезмонда Майлза жизни на столе у Смита?
На этом дверь закрылась, и больше из кабинета не доносилось ни звука. Впрочем, это не удивляло охрану – и Люси, и Уоррен любили переругиваться шёпотом; кроме того, перегородка, отделяющая кабинет доктора, была достаточно толстой. Лишь один раз кто-то из них возвысил голос.
- Нет!
Как она и думала, Уоррену хватило всего одного удара – он грузно упал на пол без сознания, и ей оставалось только связать его и вынуть карточку из нагрудного кармана его халата. Затем – несколько секунд раздумья, и, наконец, она решилась. Взяла с его стола ручку и размашисто написала на белом листочке:
«Прости. Было честью работать с тобой».
Из кабинета Люси вышла слегка растрёпанной, но улыбающейся; она радостно сообщила охране:
- Он решил отложить этот вопрос. И он пока просил его не беспокоить – кажется, звонят сверху.
Никто не заметил карточку доктора в её рукаве.
Она уже думала, что всё пойдёт прахом, когда кто-то из охраны заметил, как она входит туда, куда ей не было доступа, однако он не успел сообщить об этом своим товарищам и остался в подсобной каморке с выбитыми зубами. Хорошо, что до Дезмонда оставалось совсем немного, и кровь на её одежде не было необходимости скрывать.
А когда они ехали к Убежищу, и Майлз трясся в тесном багажнике, Люси не смогла сдержать торжествующего крика.
- ДА! Я снова в деле.
Она была счастлива.

- Люси!
Девушка застонала и отмахнулась от Дезмонда.
- Пожалуйста, проснись, - в его голосе сквозило отчаяние, и она сумела перебороть себя:
- Что такое?
- Кажется… тебе необходимо сменить меня.
Люси повернулась к водительскому креслу и увидела, что Дезмонд, стиснув зубы, держится за правое плечо, на котором медленно расплывалось кровавое пятно.

#17 Magistr

    Журналист


  • Оператор Анимуса
  • 3 479
  • 6 258 сообщений

Отправлено 27 Август 2011 - 20:25

Саша!!! Ты просто не представляешь как это fucking awesome!!! Мало того что это очень интересно читать, так теперь еще и главы заканчиваются такими интригами!!! Действительно хочется поскорее узнать что же там произошло дальше. По-моему "Французские каникулы" - это лучшее из всего что я читал у тебя! :clapping: Я серьезно!

Флэшбэки это круть, думаю ты нашел идеальный баланс, развиваешь основной сюжет и в то же время придерживаешься канона... Момент знакомства Люси и Ребекки оооочень хорошо подобран. Я прямо теперь буду считать это за действительность, если официально нам этот момент в одной из следующих игр не раскроют! :) Grazie тебе большое!

P.S. Пасхалка GTA рассмешила конечно :D вспоминаю молодость ХD

#18 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 28 Август 2011 - 20:55

Уип, меня и здесь ещё кто-то читает)

Цитата

Саша!!! Ты просто не представляешь как это fucking awesome!!! Мало того что это очень интересно читать, так теперь еще и главы заканчиваются такими интригами!!! Действительно хочется поскорее узнать что же там произошло дальше. По-моему "Французские каникулы" - это лучшее из всего что я читал у тебя! :clapping: Я серьезно!

That was awesome! (с) *вспомнил Касла)* Grazie) Жутко рад, что так нравится)) И продолжение ты узнаешь... вот прямо сейчас)

Цитата

Флэшбэки это круть, думаю ты нашел идеальный баланс, развиваешь основной сюжет и в то же время придерживаешься канона... Момент знакомства Люси и Ребекки оооочень хорошо подобран. Я прямо теперь буду считать это за действительность, если официально нам этот момент в одной из следующих игр не раскроют! :) Grazie тебе большое!

Флэшей будет больше и больше, обещаю. Просто без них сюжет современный части короткий получается, вот и разбавляю, дабы хоть как-то было сопоставимо) На счёт Люси-Ребекки - угу, всем нравится) Думаю, на самом деле хорошо получилось)

Цитата

P.S. Пасхалка GTA рассмешила конечно :D вспоминаю молодость ХD

Oh yeah) Все мы там бегали)) Чёрт. Надо будет перепройти))

Так. Теперь здесь точно будет лимон - мне его понравилось писать. Вот, вроде всё...


V.


Революция завлекала всё большие и большие народные массы, и в Руане почти никто не работал. Люди ходили на собрания, но не к себе в мастерские или лавки, слушали наиболее влиятельных людей города, а не покупателей и заказчиков, пытались понять, что им делать дальше, а не объяснить другим то, в чём они действительно разбирались. Несмотря на то, что это было логично и закономерно, Антуан злился. Единственная работающая кузница – из тех, о которых положительно отзывался его отец - находилась на другом конце города, и ему пришлось потратить немало сил, чтобы туда добраться. Хоть он и был обучен как ассасин, у него не было возможности испробовать свои навыки на практике, и потому он долго продирался сквозь толпу, с тоской поглядывая на крыши – без руки и думать нельзя было о том, чтобы туда забраться. К тому же он не был уверен, что сумеет бежать с достаточной скоростью и прыгать с достаточной силой – всё-таки он чувствовал, что ещё достаточно слаб. В результате он проскальзывал в щели между домами, быстрым шагом проносился по узким переулкам, расталкивал людей на широких улицах и площадях. Казалось, весь город высыпал наружу. Единственное, что понимали люди – грядут изменения, и путь, которым пойдёт страна… зависит от них? Или же – как это было всегда – опять кто-то сделает выбор за них? Важно было то, что изменится для каждого человека конкретно, и именно по этому признаку люди собирались в группки, обсуждали, что делать… старались найти свой путь. Это был хаос – и пока не было ничего и никого способного этот хаос упорядочить.
Из переданной записки, из её сбивчивого, растерянного тона, Антуан понял, что ассасины отношения к революции не имеют. Так же, как и тамплиеры – для них в революции просто не было смысла, они не могли контролировать этот процесс. Пока и Братство, и Орден приходят в себя от неожиданности, решают, на чьей стороне они будут в этой войне. А значит, Антуан может заняться своими делами… Именно поэтому он сейчас и стоял напротив небольшого домика с широкой печной трубой, из которой клубами валил дым – работа была в самом разгаре.
- Здравствуйте, эм, Теодор?
- Да, - высокий, большой мужчина лет сорока-пятидесяти с длинной рыжей бородой, скрывающей нижнюю часть его лица, носом-картошкой и пронзительными голубыми глазами уставился на незнакомца. – Чего надобно?
- Моё имя – Антуан, и у меня есть работа для Вас. Я щедро заплачу.
- Мне не нужны деньги.
- Вы… хотите что-то другое?
- Да. Жизнь одного человека.
- Что? Нет-нет, я не убийца…
- Не врите мне, месье Грей. Я хорошо знаю Вашего отца, он не раз заказывал оружие у меня в кузнице, - видя немного недоумевающий взгляд Антуана, он пояснил: - Я известен на весь Руан и его пригороды свои мастерством и, поверьте, эти слухи не беспочвенны. Ваш отец знал это, и потому приходил ко мне. И, учитывая количество заказываемого им оружия... В общем, когда в очередной раз он пришёл в мой дом, раненный, истекающий кровью, я попросил его рассказать, чем он занимается и зачем ему столько оружия. Он… был немного не в себе, наверное, потерял контроль… и рассказал мне обо всём, хоть и несколько иносказательно. С тех пор я поставляю ему информацию о том, что происходит в городе и какие ходят слухи. К сожалению, я немного могу, но всё же помогаю ему… Я слышал о судьбе вашего поместья и мне действительно жаль. Но, полагаю, раз сумели спастись Вы, то и отец с братом живы?
- Нет, - немного помедлив, холодно ответил Антуан. – Они все мертвы. Более того, я потерял руку и потому, боюсь, не смогу выполнить Вашу… просьбу.
- Я… Простите, месье Грей. Мне жаль. Я не знал, - кузнец покачнулся, положил руку на стол и закрыл глаза.
Антуан глубоко вздохнул. Почему он не мог отреагировать на смерть родных? Почему он был столь рационален? Он знал, что должен чувствовать и эти чувства сидели где-то глубоко него… но воспринимались им как не свои, как навязанные. Он так должен был себя чувствовать, однако в реальности не было ни отчаяния, ни страха, ни мучений – он просто принял их смерть… почти как должное. Эта мысль не вызвала у него отвращения к самому себе – он лишь криво улыбнулся ей и снова обратился к кузнецу.
- Теодор, мне нужна Ваша помощь, действительно нужна. Я ещё слаб и не смогу выполнить Ваш заказ, даже если бы я уже убивал, но, если Вы поможете мне, я сделаю это позже, - действительно, почему нет? Он ведь собрался быть ассасином.
- Да… конечно… Я… мне ничего от Вас не нужно… Простите… Скажите, что сделать?
Антуан кивнул. Отлично.
-Мне нужен меч, броня… и кое-что ещё. Меч называется «Брат», Вы уже выковывали его для моего отца, по специальному заказу. Для меня он подходит идеально. Броня… Мне нужна какая-нибудь лёгкая и такая, чтобы была быстро готова. Я почти не разбираюсь в них, - Антуан смущённо опустил голову, - может быть, поможете?
- Да, конечно… Я понимаю, для чего она Вам нужна, не беспокойтесь, уже делал подобную для Вашего брата… Я покажу Вам образцы. Работа над бронёй в любом случае займёт немного, а вот с мечом Вам придётся подождать – мне ещё не довезли необходимые материалы. И… Вы хотели что-то ещё?
- Я лишился правой кисти и мне нужно что-то, чтобы... закрыть её. Скажите, - он заглянул Теодору прямо в глаза, - Вы можете сделать когти?

- Я всего-то лишь вышёл в МакДак! Я не ел нормальной еды… с того момента, когда меня похитили!
- По-твоему, в МакДаке нормальная еда?
- Люси, перестань… перестань… придираться!
Девушка вздохнула и попыталась успокоиться.
- Значит, ты там заметил двух парней, которые светились красным, - она выделила два последних слова, - и вёл себя настолько подозрительно и так… на них глядел, что они последовали за тобой и даже узнали тебя?
- Вроде того, хотя твой тон меня убивает. Потом один из них достал нож и сумел ранить меня в плечо… Впрочем, я вырубил обоих.
- Вырубил или убил?
-Не знаю. Они в багажнике машины, потом посмотрим.
- Ты… засунул возможные трупы в багажник арендуемой машины? Кто будет кровь оттирать?
- Послушай, Люси, - Дезмонд внезапно серьёзно взглянул на неё, и у Люси вдруг улетучились все мысли из головы и она начала тонуть в его глазах, забыв о необходимости покрепче забинтовать рану. – Я только что возможно убил двух людей, хотя всего- то лишь хотел купить фри и чизбургер. Я… лишь хочу немного понимания.
- П-п-прости, Дезмонд… Я…
- Я и тебе купил фри и чизбургер, - его весёлый, непринуждённый тон вернулся, – возьми на заднем сидении. Только сначала бинты завяжи.
Люси некоторое время сидела, уставившись в окно, думая о том, как она всё-таки жестока и несправедлива к нему, ругая себя за то, что никак не может полностью осознать, что ему пришлось пережить. Понимание… Он пытается отшутиться, прикрыться сарказмом – сам не даёт себя понять посторонним. Но она-то не посторонняя. Она хоть и не знает точно, что он чувствует, но может хоть как-то представить себе это… И вместо того, чтобы посочувствовать, поговорить с ним, она вот так ругает его.
- Спасибо, - она кивнула.
Дезмонд откинулся на спинку кресла, наблюдая, как Люси рассеяно разворачивает еду. Он ведь потерял много крови – видимо, нож задел какую-то артерию или… что-то… Он не разбирается в медицине. Главное, что сначала кровь хлестала почти фонтаном. Он не знал, как сумел остановить её – просто зажал пальцами где-то, и поток крови ослаб. Пока он таскал тела, он матерился, изредка терял сознание, молился, чтобы никто не увидел, что он делает и задавался вопросом: почему? Он всего лишь зашёл в чёртову забегаловку… Всего-то лишь…
Он почувствовал, как сознание уплывает от него и закрыл глаза.
Чёрт… Почему так?

- Ещё одно слово, ублюдок, и ты попрощаешься с жизнью!
- О, как страшно! Твой отец был таким же треплом! И где он сейчас? И где я?
Грей подумал, что кузнец сейчас наверняка твердит себе: «Не опускайся до их уровня. Не опускайся», не осознавая, что опустился уже, когда вступил в этот разговор.
- Впрочем, это всё неважно. Суть в том, что нас шестеро, а ты один, у нас кинжалы, а у тебя – ничего. Ты знаешь, сегодня я лишу тебя жизни. Сейчас революция, ты будешь всего-то лишь очередной жертвой. Ладно, парни. Покончим с этим.
Синхронный скрежет кинжалов. Он в окружении.

- Дезмонд, прости… Я не хотела…
Он слышит её слова, но никак не может вырваться в реальность. Он чувствует лишь слабость во всём теле и не может пошевелиться.

Лёгкий шаг вперёд и мягкое приземление. Он удовлетворенно слышит:
- Что за..? - и знает, что на его лице сейчас возникает кривая улыбка. Он первым делает выпад. Его правая рука пролетает в сантиметре от шеи одного их противников и так и задумано – с лёгким щелчком выдвигаются когти, из горла врага доносится булькающий звук, с тихим звоном на землю падает кинжал и парень оседает. А Антуан уже снова наносит удар, когти глубоко входят в плоть молодого парня, и Антуан смотрит ему в глаза, почти наслаждаясь его предсмертной агонией. Ещё один выпад, и ещё одна душа покидает этот мир. Остальные со страхом разбегаются, и лишь их главарь, дрожа всем телом, медленно отходит от Антуана.

- Я хочу сказать, что никогда не думала, что снова смогу… Но я… Ты… Эм, прости… Я не могу понять тебя… Но… Но ты нужен мне. Ты важен мне, не как Объект, а как человек. Вот. … Ответь, пожалуйста. Не молчи! - ещё пауза. – Дезмонд. Дезмонд? – её прохладные пальцы на его шее. – Чёрт, Дезмонд!

Он прыгает вперёд. Когти впиваются жертве в плечо, и Антуан приземляется на его спину, заставляя его упасть на землю. Лёгкий щелчок скрытого клинка.
- Покойся с миром, - но в его голосе нет ни жалости, ни понимания. Он жесток и хладнокровен.
Антуан встаёт и кивает кузнецу.
- Твой заказ выполнен.

- Да-да, он без сознания уже пару часов. Пожалуйста-сделай-же-что-нибудь!
- Тихо-тихо, Люси, успокойся… Просто он потерял много крови…
- Я не знала, я не думала, я…, - глубокий вздох. – Прости.
- Его группа?
- Вторая положительная.
- Ты уверена?
- Да!
- Тогда нам повезло. Бернард!
- Да, конечно…
Когда всё закончилось, и Дезмонд спокойно лежал в кровати, а к его лицу медленно возвращался нормальный цвет, к Люси подошёл историк.
- Не вини себя. Так… случилось. Стечение обстоятельств.
- Я не виню себя в его ранении, не беспокойся, - её голос был почти безжизненным, и Бернард вздохнул.
- Хочешь поговорить?
- Нет… Я лучше побуду одна.
- Как знаешь, - он удалился куда-то вглубь Убежища, и она обхватила голову руками.
Чёрт… Чёрт! Она не хотела думать о том, что произошло, и чувствовала себя… просто гадко.
Чёрт.
А ещё, похоже, она влюбилась.
Впрочем, она и не собиралась давать волю своим чувствам. Во-первых, она не знала и не могла понять чувства Дезмонда… Но она догадывалась, что вряд ли он к ней хорошо относится, учитывая, что она постоянно на него орёт. Во-вторых, когда она влюблялась, то жизнь казалась ей лучше и счастливее… и она теряла контроль над собой. А сейчас на кону было слишком многое, и потому она не могла позволить себе быть счастливой.
Глубоко вздохнув, Люси прислонилась к стенке, подумав о том, что сейчас снится Дезмонду.

- Спасибо, Пьер. Я подумаю над Вашим предложением, - на его губах застыла вежливая улыбка.
- Итак, перейдём к главному. Так как это первое наше полное собрание в условиях революции, то я, на всякий случай, расскажу о тех события, которые произошли за последние месяцы, - он указал на листы на столе. - Здесь – информация со всей страны. Во-первых, как вы знаете, произошло огромное количество крестьянских бунтов и восстаний, от которых пострадали и некоторые из нас. Более того, один из пострадавших находится за этим столом. Я предлагаю вспомнить месье Грея и помолиться за него. Сейчас его сын, Антуан, с нами, и мы надеемся, что он найдёт свой приют в Братстве. Сейчас крестьянские восстания приобрели ещё больший масштаб, особенно тяжела ситуация в Дофинэ и во Франш-Котэ. Пострадали многие наши братья… но мы, к сожалению, ничего не можем сделать с этим. Я думаю, никто из нас не хочет сражаться со своим собственным народом. Это… необходимые жертвы. Извини, Антуан. Впрочем, кое-что сделать мы можем – разошлём наших рекрутов по всей стране, чтобы попытаться избежать лишних жертв среди крестьян и дворян. Задача рекрутов – следить за ситуацией в определённом регионе и, если это будет необходимо, помочь достойным дворянским семьям в побеге. Во-вторых, очень важно понять, что Учредительное Собрание – это наш союзник. Его цели – такие же, как и у нас, ассасинов. Благодаря его декретам, выпущенным в начале августа, тысячи, десятки, даже сотни тысяч крестьян по всей стране, до этого принадлежавших, по сути, своему помещику, стали свободными людьми! Другое дело, как ими воспринимается эта свобода, как они управятся с нею и не останется ли она лишь на бумаге… Но, судя по всему, этого не произойдёт. Следуя примеру Америки, Собрание создало «Декларацию прав человека и гражданина». Они сделали то, за что мы боролись так долго… Впрочем, им не обойтись без нашей помощи. Король не утверждает эти документы, он не хочет терять свою власть. Именно поэтому нам необходимо… убедить его. Убивать его пока нельзя, это может… вызвать международный скандал. Есть и другие причины, не менее важные. Он необходимым нам живым, ибо у него есть нужная информация. Вернее – будет… В общем, всю информацию о предстоящем задании получат люди, которые будут им заниматься. В Версаль поедет и другая группа – она будет заниматься безопасностью Учредительного собрания. Надеюсь, здесь всё понятно.
Когда все были распределены по группам и уже были готовы расходиться и приступать к заданиям, Пьер отозвал в сторону Антуана.
- С тобой всё хорошо? Ты ведёшь себя… совсем по-другому. Я, конечно, понимаю, что гибель родных сильно ранила тебя, но… я не ожидал, что ты настолько изменишься. Я почти не узнаю тебя.
Антуану внезапно захотелось пожаловаться Пьеру, что он не может чувствовать, но он сразу же отмёл эту идею как иррациональную.
- Я не знаю, как Вам ответить, - в его голосе слышался холод. – С момента их гибели прошёл всего месяц, но и этого было достаточно для меня, чтобы… расставить приоритеты несколько по-другому. Я Вас прошу – пожалуйста, дайте мне задание.
-Мальчик мой, но…
- Пожалуйста, просто скажите, куда, когда и зачем.
Пьер глубоко вздохнул.
- Я всегда считал твоего отца умным человеком и, надеюсь, он воспитал тебя должным образом. Он тоже был таким же упрямым одиночкой… Всегда поступал по-своему, и обычно оказывался прав. Если ты считаешь, что тебе это нужно – что ж, я доверяю тебе. У меня кое-что припасено для тебя… А, вот. Османский султан терпит поражение за поражением от России. И, уже потерявший надежду, просит нашей помощи. Съезди, посмотри, что там можно сделать. Отвлечёшься от Франции, может, станет лучше. Помни – это далеко не самое важное задание... Не напрягайся сильно. Я слежу за успехами этого Суворова; думаю, его давно надо было вовлечь в Братство. Он – и в действительно хороший воин и отличный генерал. В отличие от султана, который в своё время, ещё до того, как стал султаном, нам сильно насолил. Но, тем не менее, он предлагает кругленькую сумму. Твоя задача – и задача ещё пятерых ассасинов, там получилась многонациональная команда – быть его советниками в битвах, а ещё ушами и глазами в его войске. Поезжай в Ниццу, там, в порту тебя встретят и всё расскажут…
Антуан кивнул, искренне надеясь, что уедет из Франции куда дольше, чем на пару месяцев… Он просмаковал эту надежду – она для него была символом, что он ещё человек, ибо была иррациональна и не обдумывалась им.

#19 Hassassino

    Новоприбывший


  • Новичок
  • 5
  • 21 сообщений

Отправлено 30 Август 2011 - 10:06

как говорил Magistr, это лучшее из всего чтоя читал и это намного интереснее чем читать книгу в руках(ведь можно подсмотреть конец и тогда все станет ясно, а так все ответы на вопросы знает только автор :P ). Очень красиво пишешь с нетерпением буду ждать продолжения :)

#20 Элек3х

    фикрайтер


  • Объект
  • 2
  • 640 сообщений

Отправлено 30 Август 2011 - 10:33

Hassassino, grazie) Кстати да - об этой стороне вопроса не думал. Действительно, когда произведение искусства создаётся на твоих глазах - это куда интереснее)





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анононимных


Toggle shoutbox Animus Console

@  Dioman : (01 Февраль 2019 - 05:36 ) Я всю уже измусолила, ребёнка завела, романов понакручивала :D
@  scorpio105 : (15 Декабрь 2018 - 11:26 ) @Grylls конечно, я прошел. И да, захожу иногда)
@  Grylls : (24 Ноябрь 2018 - 10:21 ) Эм... Кто нибудь в Одиси играл то? Кто нибудь сюда еще заходит то?
@  Sareth : (04 Июнь 2018 - 09:06 ) @Винни j ооооо, ты живой что ли?))))Над будет в братство зарубиться, *прослезился*
@  Винни : (25 Май 2018 - 12:52 ) "...и тишина была ему ответом..."
@  Винни : (25 Май 2018 - 12:52 ) О, хяло пипл
@  Beard : (11 Февраль 2018 - 08:45 ) Сюжет вроде хорошый, но есть и минусы
@  Grylls : (01 Февраль 2018 - 05:41 ) @Dioman ну, может быть)
@  Dioman : (31 Январь 2018 - 10:34 ) @Grylls да забей. Такая себе история... уже в вк особо не сидят, так что это норма)
@  Grylls : (24 Январь 2018 - 04:50 ) Форум пал
@  Grylls : (13 Декабрь 2017 - 11:44 ) @Sareth народ в контакте то сидит, активно причем. На форумы прост все болт подзабили
@  Grylls : (13 Декабрь 2017 - 12:02 ) Чет эм... мда...
@  Sareth : (07 Декабрь 2017 - 04:56 ) Так не хакнули же ещё)))))
@  Discover : (22 Ноябрь 2017 - 04:32 ) Последнее сообщение аж 30ого было, а вроде форум должен ожить, из за выхода
@  Discover : (22 Ноябрь 2017 - 04:32 ) Ох
@  Sareth : (30 Август 2017 - 05:08 ) согласие не требуйся
@  scorpio105 : (30 Август 2017 - 09:21 ) согласен и с тем что концовка не очень, все таки когда за тобой постоянно песчаная буря следует это не очень, да и зачем в фильме нужен доктор-монстр тоже не понятно. Фильм средняк, на разок посмотреть)
@  Dark Assassin : (22 Август 2017 - 01:37 ) Да норм фильм, на самом деле. Все его прям так критиковали, а я при просмотре даже поржал пару раз.
@  tony_001 : (21 Август 2017 - 06:38 ) кто проигнорил, всё же зацените
@  tony_001 : (21 Август 2017 - 06:37 ) однако перед выходом АСО фильмец так норм зашёл