Фан-сайт Assassins Creed

Возрождение

Культура Раннего Возрождения (по-итальянски Trecente) охватывает период приблизительно с 1330 по 1480 годы.

Отличительная особенность Раннего Возрождение – создание и сознательное распространение принципов гуманизма.

В противовес старому церковному взгляду на человека как на существо жалкое в своей греховности сложилось и окрепло убеждение, что человек рождён для счастья, вправе пользоваться всеми радостями жизни.

Люди, развивавшие эти идеи, называли себя гуманистами (от латинского humanus – человечный), проводя параллель между собой и “studia Humanitanis“ Цицерона, изучавшей все, что связано с природой человека и его духовным миром. В каком-то смысле гуманизм возродил античную мысль о том, что “человек есть мера всех вещей“. Именно изучение и раскрепощение человека стало в XV веке основным содержанием философии, политики, идеологии, науки, искусства.

В начале гуманизм был особенностью взглядов тех, кого принято считать чудаками, кого церковь называла еретиками. Но потом появились даже короли и папы, которые открыто объявляли себя гуманистами.

Родоначальником гуманистической культуры считается великий итальянский поэт Франческо Петрарка (1304-1374). В 1342-1343 годах он написал философский трактат “О презрении к миру“, в котором категорически отвергал средневековый аскетизм и провозглашал высшим назначением человека любовь, в первую очередь к женщине.
Название поэтического стиля Петрарки “Dolce style nuovo“ (новый сладостный стиль) говорит само за себя. Поэт действительно хотел сделать жизнь предельно сладкой.
В стихах Петрарки, которые в основном посвящены мимолетному виденью юности - Лауре, можно увидеть, как простые человеческие чувства и желания побеждают религиозную сдержанность и ограниченность. Поэт не отрицает церковных идеалов, но ставит рядом с ними другие идеалы, в первую очередь античные, и убедительно доказывает, что только сам человек может и должен решать, что предпочесть в каждом конкретном случае. Решение для Петрарки рождает не вера, не холодный ум, а страстная безудержная душа человека.

Более того, Петрарка может рассматриваться, как сознательный противник научных исследований, когда называет причиной испорченности и безбожия “натурализм“ и “рационализм“, привнесенные арабской наукой и философией Аристотеля. Петрарка открыто призывает совершенствоваться в искусстве наслаждений, отбросив чрезмерную ученость. При этом Петрарка не скупиться на восторги в адрес античной мифологии, наполненной тонкими, изысканными удовольствиями.

Характеризуя недостатки такого преклонения, великий философ современности Бертран Рассел писал: “Первым результатом освобождения людей от церкви явилась не способность мыслить рационально, а их готовность принять любой античный вздор“.

Еще больше внимания античным радостям и удовольствиям уделял знаменитый писатель-гуманист Джованни Боккаччо (1313-1375). Его поэмы в своем большинстве – вольное изложение античных мифов. Самое известное произведение Боккаччо “Декамерон“ (сборник из ста новелл –рассказов о новых событиях) до сих пор вызывает противоречивые отзывы. Одни концентрируют внимание на нравственной вседозволенности героев Боккаччо и считают некоторые новеллы непристойными. Другие говорят, что Боккаччо был жизнерадостным реалистом и брал от жизни все.

Такие люди, как Петрарка и Боккаччо произвели перелом в мировоззрении культурной элиты. Уже в начале XV века в общественной жизни, моральной сфере, науке, литературе и искусстве перестали считаться с религиозными запретами.

Избавление от религиозных оков с невиданной скоростью распространялось по Европе. Именно гуманизм, а не подражание античному искусству, стал главной особенностью Ренессанса за пределами Италии, в том числе и на территории современной Беларуси.

В 1320 году в Париже появляется трактат музыканта и поэта Филиппа де Витри “Новое искусство“. Название стало крылатым выражением, обозначающим искусство пришедшее на смену средневековому.

Среди великих последователей итальянских писателей-гуманистов, следует назвать англичанина Джефри Чосера (ок. 1340-1400) – автора знаменитых “Кентерберийских рассказов“, отца английской поэзии. Исследователи отмечают, что если вначале Чосер подражал средневековой литературе Франции, то потом страстно увлекся реалистической литературой Раннего Возрождения, отбросил латынь и стал описывать реальный быт Англии по-английски.

В начале XV века буквально на глазах все превращались в гуманистов. Уже в 1447-1455 глава католической церкви - папа Николай V объявил себя гуманистом. Он и на самом деле допускал гуманистические вольности, а также покровительствовал ниспровергателям церковных догматов.

С самого начала развитие гуманизма проявилось во всевозможных формах индивидуализма, а зачастую эгоизма. Так, например, именно в период Раннего Ренессанса художники стали подписывать свои картины. Все маломальские способные граждане рекламировали собственные таланты. Пропагандируя жажду наслаждений, многие деятели Раннего Ренессанса, делали роскошной и полной наслаждений свою собственную жизнь: беззастенчиво богатели, предавались излишествам, добивались всевозможных форм общественного признания, почетных и денежных должностей.

Главным очагом Раннего Возрождения была Флоренция, в которую стекались беженцы Византии и христиане всего Востока, преследуемые мусульманами. Город становится не только центром изящных искусств, но местом изучения и преподавания греческого языка, литературы и философии Древней Греции.

Новое искусство, победившее в начале XV века в передовой Флоренции, далеко не сразу получило признание и распространение в других областях страны. В то время как во Флоренции работали Брунеллески, Мазаччо, Донателло, в северной Италии еще были живы традиции византийского и готического искусства, лишь постепенно вытесняемые Ренессансом.

Искусство античности, которое церковь отвергала как языческое, составляет одну из основ художественной культуры Возрождения. Большим поклонником античности был флорентийский художник Лоренцо Гиберти (1381-1455). Но по сравнению с искусством классической древности духовный мир человека становится все более сложным и многогранным. Гуманисты внесли ценный вклад в развитие всей человеческой культуры. И этот вклад, безусловно, заметен в культуре Раннего Возрождения.

Новую главу в истории архитектуры открывает Филиппо Брунеллески (1377-1446) Его решающий вклад в формирование архитектурного стиля эпохи Возрождения, его новаторский стиль не вызывали сомнения даже у его современников. А сто лет спустя Вазари писал, что великий флорентийский зодчий явился в мир, "чтобы придать новую форму архитектуре, которая сбилась с пути и блуждала впотьмах столь долгое время“.

Отец Брунеллески – богатый нотариус готовил сына как продолжателя своего дела. Но склонность Филиппо к искусству преодолела все преграды.

Первый серьезный успех пришел к нему в 27 лет, когда именно Брунеллески поручили возвести огромный и сложный купол флорентийского собора Санта Мария дель Фьоре (возведен в 1420-1436 гг.). Главная трудность, которая встала перед мастером, создание пролета размером свыше 48 метров. Решение архитектора было восхитительно остроумным. Это положило начало строительству купольных церквей итальянского Ренессанса, среди которых такие шедевры, как собор Святого Петра, увенчанный куполом Микеланджело и капелла Пацци (1430-1443) самого Брунеллески.

Но гуманисты строили не только, и даже не столько храмы. Так среди произведений Брунеллески множество гражданских строений. Например, дом детского приюта (1419-1445). Это высочайший образец архитектурного равновесия, гармонии и покоя, того, за что архитектуру назвали застывшей музыкой.

Изящество и тонкость строений Брунеллески делает их достойными продолжателями античной классики и Проторенессанса.

И, как всегда, гению не хватило жизни, чтобы реализовать свои задумки - многие начинания остались незавершенными.

А еще, Брунеллески прославился как скульптор и ученый, создавший теорию линейной перспективы.

Донателло (настоящее имя Донато ди Никколо ди Бетто Барди) (1386-1466) создал классические формы и виды ренессансной скульптуры: новый тип круглой статуи и скульптурной группы. Его творчество поражает разнообразием новых начинаний.

Донателло, был сыном ремесленника, чесальщика шерсти. Первое обучение он прошел, как полагают, в мастерских, работавших в то время над украшением собора. Вероятно, здесь он сблизился с Брунеллески, с которым его связывала тесная дружба.

Уже в 20 лет Донателло получил первый самостоятельный заказ на статую пророка.

Донателло первым решился сорвать с человеческого тела все покровы и показать его нагим. И показал таким, что привычная застенчивость и традиционный стыд отступили перед красотой и одухотворенностью обнаженного тела. Из-под его резца выходили не изможденные и бесформенные тела христианских великомучеников, а гармоничные и вдохновляющие фигуры древних героев. Это было максимально откровенное воплощение гуманистических идеалов в искусстве. Образ человека в произведениях Донателло избавился от всего, что навязывала скульпторам религиозная мораль.

Уже в одной из первых работ - мраморной скульптуре "Давид-победитель" (1408-1409 гг.) проявляется страстное стремление художника создать героический образ. “Давид“ Донателло не похож на прежнего старца с лирой или свитком псалмов, это юноша в момент торжества над поверженным Голиафом. Давид стоит подбоченясь, попирая ногами отрубленную голову врага.

Донателло, по словам Вазари, заслуживает всяческой похвалы за то, "что он работал столько же руками, сколько расчетом".

Статуя Георгия (1416 г.) одна из вершин творчества Донателло. Здесь он воплощает идеал сильной личности, героя-победителя. Столь же героичная молодая и прекрасная Юдифь (скульптурная группа “Юдифь и Олоферн“ 1456-1457) и конный “Гатгамелат“ (1447-1453 гг.). Героический образ в последующем неустанно совершенствовался мастерами эпохи Возрождения.

И вдруг как мрачное и тревожное предостережение от чрезмерного оптимизма, "Мария Магдалина", созданная Донателло в 1445 г. Мастер, вопреки традиции, представил святую не цветущей и юной, а в виде высохшей, изможденной постом и покаянием отшельницы, одетой в звериную шкуру. Старческое лицо Магдалины с глубоко запавшими глазами и беззубым ртом пронзают болью и ужасом. Это как знаменитое “Memento mori“ (помни о смерти), которым древние римляне напоминали человеку о его скромном месте в этом бесконечном мире.

Но предупреждение зрелого Донателло больше пугало современников, чем способствовало обузданию их творчества. Юные последователи великого мастера чурались сильных чувств и увлеклись светскими и бытовыми мотивами, располагающими к отдыху и наслаждению, а не к подвигам и страданиям.

Впрочем, великие художники Раннего Ренессанса в отличие от большинства художников своего времени были весьма самоотверженными людьми. Они творили по вдохновению и не гонялись за заказами богатых меценатов. Примером беззаветного служения искусству может служить Мазаччо (1401-1428). Томмазо ди Джованни ди Симоне Кассаи прозвали “мазаччо“ (мазила), потому что он, одержимый живописью, был безразличен ко всему остальному, невероятно беспечен и рассеян. За свою короткую жизнь (27 неполных лет) он успел очень много и стал вместе с Брунеллески и Донателло бесспорным основоположником реалистического искусства Возрождения.

Искусство Мазаччо опередило свое время. Его радикальные и смелые новшества произвели огромное впечатление на художников, однако, были восприняты лишь частично. Самой ранней из сохранившихся работ Мазаччо считают "Мадонну с младенцем, Святой Анной и ангелами" (около 1420). В 1425-1428 годах Мазаччо написал фрески для церкви Санта-Мария дель Кармине во Флоренции. Здесь впервые последовательно использована система линейной перспективы, над разработкой которой в то время трудился Брунеллески. Новыми были и лаконичность композиции, и почти скульптурная (трехмерная) реальность форм, и выразительность лиц.

Показывая чудеса, Мазаччо лишает их всякого оттенка мистики. Его Христос, Петр и апостолы - земные люди, лица их отмечены печатью человеческих чувств, действия их продиктованы естественными человеческими побуждениями. Мазаччо не нагромождает фигуры рядами, как это делали его предшественники, а группирует их сообразно своему замыслу и свободно размещает в пейзаже.

Среди фресок Мазаччо наиболее знамениты "Грехопадение" и "Изгнание из Рая". Как утверждают искусствоведы, по силе экспрессии последняя фреска не имеет аналогов в мировом искусстве.

После безвременной смерти Мазаччо оформленная им капелла Бранкаччи стала местом массового паломничества живописцев. "Все, кто стремился научиться этому искусству, постоянно ходили в эту капеллу, чтобы по фигурам Мазаччо усвоить наставления и правила для хорошей работы", - писал Вазари, приводя длинный список учеников Мазаччо, среди которых Леонардо, Рафаэль и Микеланджело.

XV век стал “золотым веком“ Нидерландской живописи. Но великие голландцы не возвышали образ человека, а давали его в реальных условиях жизни, во многом придерживаясь религиозной традиции. Яркими представителями этого века были братья Губерт и Ян ван Эйки. Они передавали мир с необычайной тщательностью, подробно выписывая каждую травинку.

Между Ранним и Высоким Возрождением творил великий флорентийский художник Сандро Боттичелли (1445-1510). Его картины “Весна“ (1477-1478), “Рождение Венеры“ (1483-1484) даже своими названиями знаменуют весну, рождение нового искусства. Это по-юношески легкое творчество. И даже напряженная картина “Клевета“ (1495) дышит юношеской свежестью и вдохновением.

Эстетика Возрождения ориентирует на подражание природе. Из всех гуманистов только Леонардо да Винчи и некоторые последователи Аристотеля (например, Пьетро Помпонацци) понимали, что, кроме видимых истин, бывают истины доступные только разуму, причем они существенно отличаются от того, что воспринимают человеческие чувства. Остальные деятели Ренессанса устанавливали неразрывную связь между видимым и истинным, между искусством и наукой. Они признавали только то, что воспринимают чувства живого человека.

И это не случайно. Средневековое богословие было переполнено всевозможными выдумками, которые не находили никакого подтверждения в чувствах человека. Раньше церковь объявляла ложными чувства, не совпадающие с богословскими положениями. Теперь гуманисты объявили чувства человека – высшим критерием истины, а выдумки богословов чепухой. Они отвергали веру в авторитеты, расчищая тем самым путь для свободного развития научной мысли. Слово “схоластика“ перестало обозначать единственно правильный метод постижения истины, “схоластикой“ стали называть скучные рассуждения, оторванные от жизни.

Ренессанс не только вернул из небытия философию Платона, но и всячески возвеличивал ее. Уже Феррарский собор католической церкви (1438) признал философию Платона выше философии его ученика Аристотеля. И все потому, что Платон поэтичнее, художественнее, оставляет самый широкий простор для душевных порывов и разрешает свободный выбор истины из множества возможных вариантов. В то время как Аристотель (любимец средневековых схоластов) сводит все к действию нерушимых законов и считает единственно возможным вариантом поведения следование должному. Диалоги Платона стали надолго образцом для составления научных трактатов. Даже научные произведения Джордано Бруно целиком состоят из диалогов.

Последовательным и ревностным приверженцем Платона прослыл Марсилио Фичино (1433-1499). Он принес огромную пользу, переведя на латынь все произведения Платона и платоников, а также создал Платоновскую академию во Флоренции.

Но самым авторитетным и глубоким последователем Платона заслуженно считается Николай Кузанский (1401-1464). Н. Кузанский был епископом и ближайшим советником римского папы. Он, как будто не выходя за рамки католической религии, последовательно и всесторонне обосновывал единство и тесную взаимосвязь всего сущего, предложил теорию познания, согласно которой абсолютная истина недостижима, и люди будут бесконечно приближаться к ней путем догадок и предположений. В завуалированном виде Н. Кузанский предположил, что Земля не центр мироздания. Поэтому именно его Н. Коперник и Д. Бруно считали своим учителем. Кроме того, Н. Кузанский добился огромных успехов в математике и диалектике (как ее понимал Платон).

Одним из величайших достижений Раннего Возрождения было книгопечатанье. Его изобрел великий немецкий инженер Иоганн Гуттенберг (1406-1468). Именно книгопечатанье создало средства столь необходимые для распространения идей и произведений Возрождения, а также последующих Реформации, Просвещения, Промышленной и Научно-технической революций. Даже современная информационная (постиндустриальная) революция во многом обязана Гуттенбергу.

Так постепенно культура Раннего Возрождения перерастала в могучую и грандиозную культуру Высокого Возрождения. За своими гениальными учителями шли грандиозные титаны мировой истории.

Ссылки

Реклама

Наши проекты
about_game_wdlogo

Мы ВКонтакте!



xBox PlayStation Wii U PC Ubisoft Uplay NVIDIA